Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 21 | Глава 23

22.

Настя дотронулась до плеча брата.

- Вставай, Котька, на работу пора.

Костя промычал в ответ что-то несуразное и перевернулся на другой бок. Не трудно было догадаться, что всю ночь он провел за компьютерными играми и только под утро лег в кровать.
Она посмотрела на себя в зеркало – бессонная ночь давала о себе знать. Лицо было припухшее, под глазами образовались небольшие отеки. Ее новый ухажер Славик, которого Костя назвал не иначе как бой-фрэндом и которого они чуть было не обворовали на стоянке у супермаркета, устроил у себя в квартире вечеринку. Собралось несколько парней, но кроме Насти из прекрасной половины никого больше не оказалось. Было много всякого спиртного и шума. Ее поначалу даже удивляло, что захмелевшие ребята откровенно приставали к ней, не обращая внимания на хозяина квартиры. И даже показалось, что Славик не сколько не ревнует, а одобряет их действия. И в самом деле, когда вдруг разговор зашел об особенностях шведской семьи, Славик, глянув на Настю, заявил, что готов попробовать тот час же. Настю его слова насторожили, и она, к всеобщему разочарованию гостей, засобиралась домой. Да и время уже приближалось к пяти утра. Славик, прижав ее в углу прихожей, больно сдавливал груди, целовал в шею и, дыша перегаром, уговаривал остаться, уверяя, что разговор о шведской свободной любви, всего лишь тактическая проверка для Насти. Но в его словах чувствовалась фальшивость.  Настя попросила вина, и когда ухажер ушел за бокалами, пулей вынырнула из квартиры, и только в лифте застегнула пуговицы блузки.

- Вставай, Котик, - снова попросила она, вытаскивая сковородку, - Будем завтракать.
- А что подадите, гейша? – протирая глаза, спросил Костя.
- Какая я тебе гейша? – Настя даже подумала о том, что брат каким-то образом узнал о ее ночных похождениях. Но Костя тут же развеял ее опасения.
- Так на блатном языке называют официанток. Ты же сейчас кто? Официантка! Так что у нас на завтрак?
- Как обычно. Яичница. А что ты еще хотел?
- Не оригинально. Я лучше с Армавиром поем овсянки в ресторане. Вчера привезли целую корзину черники. Босс страшно ее любит. А я попробовал – кислятина, - Костя в знак доказательства высунул синий от ягод язык.
- Какой еще он тебе Армавир? – прибавив голосу строгости, возмутилась сестра.
- А кто же? Артем Матвеевич Виригин - по первым слогам и есть Ар-ма-вир. Его все так называют.
- Все, это Бостон? – Настя поставила сковороду обратно, ей тоже расхотелось завтракать.
- А хотя бы и Бостон. Чем он тебе не нравится? Клевый мужик, между прочим. Знаешь, как в карты режется! Но я его один раз все же надул. – Не без гордости, похвалился Костя.
- И все же мне не хотелось, чтобы ты проводил время в его компании. Слов всяких от него нахватался – «бабло», «фоксы», «штымпы»…
- Смотри, какая правильная стала, - обозлился Костя, - Лучше скажи, сама-то, где всю ночь ошивалась?
- А это уже не твое дело, сопляк. Бостона, друга себе, видите ли, нашел! Да он тебе разве что только в деды и годится!
Костя ехидно хмыкнул:
- А Армавир тебе в деды не годится?
- Причем тут Армавир? То есть Артем Матвеевич? – Настя, ожидая объяснения, строго посмотрела на брата.
- Да притом! Ты же с ним после работы разгуливаешь. Любовь-морковь? Я видел вас на Чистых прудах.
- Выслеживал, что ли? И не стыдно? – Настя, глядя, как брат натягивает джинсы, присела на стул.
- Стыдно – у кого видно, - быстро отреагировал Костя и тут же смягчился, - А вообще, я твой выбор одобряю. Пусть Армавир и в возрасте, но богатый и опытный. Да и выглядит еще как огурец. Не то, что твой бой-фрэнд Славик. Уши как у слона, худой как сперматозоид. По всему видно - штымп! (подозрительный)
- Мне тоже нравится Армавир, - пропустив упоминание о Славике, с грустью призналась Настя, - Только он во мне женщину не видит. И, кажется, что относится ко мне как к дочери.
- И что? Тоже не плохо. Я был бы рад иметь такого папашу. Бабла навалом. С «Лексусом», рестораном. Он бы мне купил самый лучший плеер, а то ты все обещаешь. – Костя при этом заговорщицки подмигнул. - Наверное, и квартира у него – дворец настоящий. А, сестренка?
- Не знаю, какая у него квартира. Не приглашал. – Она бросила взгляд на настенные часы, - Нам пора уже на работу. Хоть с этим повезло. А то болтались бы, как прежде, на автостоянках.

Они вышли из метро и свернули на улицу, где располагался «Айсберг». Несмотря на раннее утро, проезжая часть дороги и тротуары уже были до отказа забиты машинами. Центр Москвы, сплошь заполненный офисами, банками, магазинами, увеселительными заведениями, кафе и ресторанами, словно губка всасывал в себя не только туристов, но и жителей спальных районов, подавляющая часть которых считала за честь трудоустроиться в пределах Садового кольца. Вот и им повезло, думала Настя, представляя, как будет радоваться мать, когда получит от нее письмо, в котором она написала о том, что они с Костей получили хорошую и удобную работу. От размышлений ее отвлек брат, взяв за локоть.

- Смотри, Настёна, какая телка за рулем бордового «Пежо». – И Костя кивнул в сторону иномарки, которая небезуспешно пыталась припарковаться около ювелирного магазина, что находился в трех домах от «Айсберга».
- И что? – не поняла намека сестра.
- Наверняка в ювелирный сунется, прикупит желтухи (золото) и обратно в машину. А в ее дурке помимо украшений, еще и бабла немеренно. Бабца, по ее портрету (лицу) видно, глупа, как веник. Даром возьмем, (Без усилий) Настя.
- Перестань!
- В последний раз! – предпринял еще одну попытку уговорить сестру Костя. – Случай, лучше не придумаешь.
- Перестань, я сказала! Мы что обещали Виригину?
- С тобой все понятно, - не скрывая огорчения, шмыгнул носом Костя, - Обещали, так обещали.

Они уже были в нескольких метрах от ресторана, как Костя хлопнул себя ладонью по лбу.

- Настя, дай чирик. Жевачку забыл купить.

Сестра открыла сумочку и достала десять рублей.

- Только шустро, до открытия ресторана десять минут осталось.
- Одна нога здесь, другая там. – Ответил Костя.

Он заскочил в арку между домов и, наблюдая из-за угла, дождался, пока сестра зайдет в ресторан.

Действовать нужно было быстро и обдуманно. На газоне он увидел несколько кирпичей для мощения тротуара, которые, видимо, еще с вечера забыли убрать рабочие. Он схватил несколько штук и бросился к ювелирному магазину. Бордовый «Пежо» с трудом был втиснут между двумя машинами. Костя посмотрел на двери ювелирного магазина и, выскочив на дорогу, бросил кирпичи под колеса иномарки. Теперь, чтобы выехать на проезжую часть, водителю придется  до отказа вывернуть руль влево. Но с таким острым углом поворота, если не прибавить побольше газа, машина не сможет преодолеть преграды. Даже, несмотря на свою молодость, Костя предвидел, что светской даме такой трюк осилить будет трудно, и она не станет давить на педаль акселератора, остерегаясь резкого наезда на соседнюю машину. А, значит, обязательно покинет салон, чтобы убрать кирпичи.

К счастью ждать пришлось недолго. Правда, к его разочарованию, женщина вышла не из дверей ювелирки, а приближалась к своей машине по тротуару со стороны «Айсберга». Но это не остудило азарт юного барсеточника – сумка была в руках владельца «Пежо», и Костя рассчитывал, что денег, находящихся в ней, ему хватит на самый лучший плеер.

Дама щелкнула брелоком, открыла дверцу автомобиля и, как показалось Косте, с недовольством бросила сумочку на пассажирское сиденье. Ему теперь оставалось быть внимательным и не упустить момент, когда она выйдет из машины, чтобы обнаружить препятствие, мешающее вырулить на дорогу. Главное, чтобы перед выемкой из-под колес кирпичей, она снова не застопорила двери машины. Но по опыту он уже знал, что такие предосторожности, красивым и модным женщинам не присущи.

Он чуть даже не захохотал, когда увидел неуклюжие попытки преодолеть невидимые кирпичи. Водитель несколько раз пыталась сдвинуться с места, но всякий раз машина откатывалась обратно. Наконец она вышла из салона и не без раздражения хлопнула дверцей. И когда склонилась около переднего бампера, пытаясь вывернуть кирпич из-под колеса, Костя сделал несколько шагов, бесшумно открыл пассажирскую дверцу и взял сумочку. Оставалось только снова скрыться от посторонних взглядов прохожих в арке и вытряхнуть из «дурки» деньги и ценности.