Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 22 | Глава 24

23.

Можно было последовать совету Хроноса и если воры вопрос с «Галерой» уже решили, то повестку в прокуратуру и в самом деле стоило порвать и выбросить. Но интуиция подсказывала Армавиру, что у Желтова все-таки следует побывать. По крайней мере, этот важняк всегда умел собирать факты и улики, хранить их до поры до времени, а потом в зависимости от обстоятельств, выгодно продавать или же формировать в судебное дело. Для воров в законе дружить с Желтовым было удобно. За «барашки» (взятка) он мог затянуть любое дело, и дать время воровским адвокатам на обработку свидетелей и сбор «неопровержимых» доказательств в пользу обвиняемого. Иногда, за соответствующую мзду, он мог и вовсе потерять дело или поменять тяжелую статью на легкую. Но если подношений никто не предлагал, то Желтов действовал по всей строгости закона. При этом Армавир прекрасно знал, что фактура Желтовым подбирается через многочисленных осведомителей, которыми он успел обзавестись за время своей работы в прокуратуре. Когда-то ему самому приходилось искать и беспощадно затыкать глотки тем, кто прекрасно знал дорожку в кабинет Желтова и плясал перед ним чечетку (доносил).

Пути их сошлись лет двенадцать назад, когда Желтов только начинал свою работу в прокуратуре. Ему и было получено дело о краже коллекции старинных часов, которые они с Бостоном похитили из музея. Тогда молодому и безусому Желтову, хотя он рыл землю и даже догадывался, кто мог это сделать, не повезло. У Бостона и Армавира, было неопровержимое алиби. Несколько подкупленных свидетелей, показали, что и тот и другой были пьяны и всю ночь гуляли в московском ресторане. Зато после кражи фарфоровых ваз времен римской империи, когда Армавира сдала будущая мать его дочери, Желтову несказанно повезло. Правда, самих ваз прыткому следователю музею так вернуть и не удалось – ценные экспонаты уже перекочевали границы государства.

Как сообщил дежурный, майор юстиции Желтов на работе еще не появлялся, хотя если в журнале неотложных дел и выездов, его подписи не было, он всегда на службу приходил во время. И в самом деле, не успел еще Армавир дойти до своего «Лексуса», нагло припаркованного у самого входа в прокуратуру, как из подъехавшего джипа выскочил Желтов.

Армавир подождал, пока следователь сам подойдет к нему.

- Вызывал, начальник? – протягивая повестку, спросил он.

Желтов заулыбался, будто нежданно-негаданно встретил старого товарища. Даже к неудовольствию Армавира, взял его за локоть.

- Пустое, Армавир, пустое. Все уже решили и во всем разобрались. Как я и предполагал, ты здесь совершенно ни причем. Охранники «Галеры» кого-то оскорбили на улице, они и отомстили погромом в ресторане. Кстати, у меня и показания хозяина «Галеры» господина Хомракова имеются. У него к вам никаких претензий.
- Так зачем же вызывал? Скучно стало? – не без иронии спросил Армавир.
- Ошибочка вышла. С кем не случается? – подбросил в руке брелок от джипа Желтов, - Но коли уж приехал, пойдем-ка я тебя, Армавир, чаем угощу.
- Боже упаси от такого угощения. – Сделал шаг в сторону Армавир.
- Впрочем, что тебе мой чай, если собственный ресторан имеется с молодыми и красивыми официантками.
- Ты что имеешь в виду? – насторожился Армавир.
- Да так, ничего, завидую. Кстати, та девушка, которую ты принял на работу и братец ее уже интересуют органы милиции.
- И что же они натворили? – сдержанно спросил Армавир, - К ним есть какие-то претензии?
- Если не считать, что живут в Москве без прописки, пока нет. Но ты как работодатель, обязан им сделать временное разрешение.
- Сделаю, - отмахнулся Армавир, и хотел было уже занять свое место в «Лексусе».
- Да, совсем забыл сказать, - остановил его голос Желтова, - Я вчера навещал в больнице гражданку Котову. Бедная женщина, как ей досталось!

Армавир резко повернулся:

- И что?
- Если ко мне в гости не хочешь, присядем здесь, - показал на лавочку Желтов и первым опустился на скамейку. – Сколько я не настаивал, она отказалась от возбуждения уголовного дела. Мотивирует тем, что не знает обидчиков.
- А ты сам-то знаешь? – присаживаясь рядом, спросил Армавир.
- Пока только догадываюсь, - уклончиво ответил следователь. – Но до меня дошла информация, что она, как бы это мягко сказать, пожинает плоды своего труда. 
- А именно?
- Торгует поддельными картинами. Это нехорошо. Видимо, облапошенные клиенты и выместили обиду. Я слышал, это твоя дочь, Армавир?
- Кто их знает, сколько у меня этих дочерей и сыновей по свету ходит? – поглядев на бездонно-голубое небо, ответил Армавир.
- Твоя, дочурка, твоя. Не отпирайся. Я этот факт давно уже знаю. После того, как твоя любовница на тебя же и донесла, у нее появился ребенок. А потом дите выросло и вдруг нежданно-негаданно становится владельцем художественного салона. Скажи, откуда на такую покупку могут взяться деньги у рядового искусствоведа? – Желтов сделал паузу, предлагая высказать свою точку зрения и собеседника, но, не дождавшись ни слова, продолжил, - Ответ напрашивается сам собой: папаша-авторитет помог. Возможно, собственные грехи перед дочкой замаливал. А возможно, перед очередным этапом, решил бабки выгодно пристроить после того, как толкнул краденые картины.
- Может быть! – спокойно ответил Армавир, - Я за это свой срок уже оттрубил. Да в наказание еще и сахарный диабет на тюремной баланде заработал.
- Ты-то оттрубил. И от диабета не все умирают. Только вот дорогих экспонатов  государство лишилось. И заказчик до сих пор на свободе ходит.
- Так лови, чего со мной разговоры разговариваешь? 
- Ты же, как я слышал, завязал, Армавир. Стал послушным гражданином.
- Только не дави на сознательность, начальник. Ну, завязал, так только радуйся. Или тебе спокойнее, когда я за решеткой?
- Несправедливо как-то получается, - вздохнул Желтов, - Ты страдал, а он все это время жил припеваючи.
- И что ему светит? – неожиданно проявил интерес Армавир.
- Дело прошлое. Травой поросло. Но если повернуть его вспять, лет десять он бы точно схлопотал. За организацию преступления.
- Красненькую (десять лет), говоришь, бы получил?
- Не меньше. А что тебя так взволновало?
- Да нет, гражданин начальник, ничего.

Он вспомнил того самого коллекционера, для которого они выкрали сначала из библиотеки редчайшее издание. А началось все с объявления в газете, которую, замызганную соком от креветок, из пивного бара притащил Бостон. Он положил газетный лист перед ним, ткнул пальцем в приклеившийся глаз от креветки и приказал: «Вот, читай!» - «Куплю «Царскую охоту» Кутепова, - брезгливо произнес Армавир, - Ну и что?» Бостон же сначала обложил Армавира по всем правилам матерного искусства, и только после бранной тирады пояснил: «Башка дурья! Книга Кутепова - это четырехтомник с иллюстрациями известных русских художников. Каждый том - ручная работа. Тираж - не более 10 экземпляров. Стоимость одного комплекта - 50 тысяч долларов! Неделя на подготовку, два часа работы, и фоксы у нас в кармане!»

Но сначала они отыскали подателя объявления.  Им оказался коллекционер лет сорока.  И как показалось Армавиру, это был человек особого склада, фанатик, ослепленный страстью собирательства. Пусть не ему самому, но Бостону за свою долгую преступную карьеру уже приходилось встречаться с подобными шизиками, и он рассказывал Армавиру, что такие люди могут не есть, не пить, тратя все деньги на добычу очередного раритета для своей коллекции. И этот заказчик хотя и успешно занимался бизнесом, не имел даже приличной машины. Всю прибыль он тратил только на редкие книги и фарфор. Он и пояснил, что один из комплектов «Царской охоты» хранится в специализированной библиотеке союза художников. Ситуация была непростой: библиотека охранялась сотрудниками вневедомственной охраны и стрелками ВОХР.

Пару недель они внимательно изучали работу сотрудников музея. После чего темной перепилили оконную решетку. Вскрыли окно без шума и стука, так, что не «учуяла» ни накрученная сигнализация, не услышал ни один из стрелков, которые исправно получали зарплату за охрану важного государственного заведения. Без труда отцскав отдел древних рукописей, они без особой спешки отыскали «Царскую охоту», а заодно уложили в рюкзаки собрание книг по истории масонства, и тем же путем покинули библиотеку. Шум тогда поднялся неимоверный, потому как цена похищенных книг зашкаливала за 200 тысяч долларов. Коллекционер, получив свой заказ, разом прикрыл доходный бизнес и исчез из Москвы. А уже из-за границы, сделал новый – хотелось ему заполучить и фарфоровые вазы.

- Абсолютно ничего не взволновало, - взяв себя в руки, повторил Армавир, - Просто я думаю, гражданин-начальник, что у тебя к моему заказчику свой собственный интерес имеется. Дело прошлое, забытое, можно сказать невостребованное. А тут вдруг ты находишь заказчика и напоминаешь ему о былом. Вот я и соображаю, сколько же ты, гражданин начальник, у него запросишь, чтобы его имя так и осталось неизвестным для суда и следствия?
- Ты полегче-то, на поворотах, Армавир! Твои намеки – прямое оскорбление представителя власти! За такое и схлопотать можно.
- Какую власть ты имеешь в виду? Ту, которая ворует и берет взятки? - Нисколько не испугавшись, ответил Армавир, - Так с такой власти наш народ всегда тщательно и копировал примеры. И если такая власть как ты сознательно совершает беззаконие, за деньги выгораживая настоящих преступников, то и народ, пусть даже в моем качестве, отвечает тем же самым.

Армавир поднялся и направился к «Лексусу».

- Если через пару дней не будет временного разрешения на новых работников, - услышал он угрожающий окрик Желтова, - мы тебя оштрафуем. А их – за сто первый километр. Обоих! Слышишь?!
- Да пошел ты! – бросил через плечо Армавир.

Но по большому счету, он остался доволен встречей с Желтовым. Она оказалась полезной, и теперь он ясно представлял, как отвести беду от дочери  и наказать алчного лесопромышленника.