Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 23 | Глава 25

24.

Он подъехал к ресторану, но его привычное место парковки было занято «Газелью». Обычно овощи и продукты питания для «Айсберга» малыми партиями, чтобы не теряли свежести, завозились на легковом фургончике марки «Фиат», который Армавир и приобрел специально для этих целей. К тому же, по его личному приказанию, разгрузка производилась только с черного входа, чтобы не отпугивать потенциальную клиентуру.

Он выскочил из «Лексуса», оставив его на проезжей части, и со стороны фургона услышал отборную ругань. Поначалу даже подумалось, что между охранником и незваными гостями происходит какая-то разборка. Но когда Армавир обошел «Газель», то увидел четырех дюжих мужиков, которые не без мата и усилий, старались спустить на землю огромный сейф. Армавир знал, что немецкая махина, между листами броневой стали была заполнена песком и весила более двухсот килограммов. Он припоминал лишь один случай, когда медвежатники, так и не справившись с замками ящика на месте, выволокли его из здания коммерческой фирмы, загрузили на багажник, закрепленный на крыше «Волги», и увезли в неизвестном направлении. Мало того, что в процессе транспортировки у легковушки отечественного производства сломались детали подвески, так и в сейфе кроме женских лифчиков и трусиков с подписями о признании в любви, ничего ценного больше не оказалось. Видимо, обладатель несгораемого шкафа предпочитал хранить выручку в банке, а свои победы над представительницами женского пола – в рабочем сейфе.

За «Лексусом» уже выстроилась очередь из машин, которые, не переставая, сигналили, требуя освободить дорогу, и Армавиру ничего не оставалось, как броситься на выручку рабочим.

Сейф, под неистовые крики попугая, заволокли в кабинет, и Армавиру показалось, что на «крыше» ящика, как раз и есть самое место для клетки с птицей. По крайней  мере, если Дору научить нескольким караульным словам, к примеру, «Стой, кто идет!», лучшей говорящей шкатулки для ящика, сыскать было бы трудно. Армавир даже слегка улыбнулся своей идее, но в это время в кабинет ввалился Николя Дидье, на лице которого отражалось полное недовольство и возмущение.

- Спокойно,  Николя, без нервов, - сразу предупредил Армавир француза, страдающего  чрезмерной вспыльчивостью. – Что случилось в этот раз?
- Мало того что на работу опоздал, - коверкая русские слова, сразу начал жаловаться повар, - Так еще в заварной чайник с травяным сбором, который заказали клиенты, насыпал мяты! Увольняй меня, Артем Матвеевич, но я больше не хочу такого ученика.

Армавир заметил, как в приоткрывшейся двери появились глаза Кости.

- Заходи, заходи! – поманил к себе рукой хозяин кабинета, - В чем дело, Костя? Что за самовольство?
- Так ведь дураку понятно…
- Где ты видишь здесь дураков? – перебил его Армавир.

Костя шмыгнул носом и продолжил:

- Извините, Артем Матвеевич. Но в колледже нас учили, что мята, не только придает чаю запах и вкус, но и помогает другим травам проявлять свои лучшие качества.
- А меня еще мой прадед учил, что мята, приглушает аромат сбора!
- Стоп-стоп, ребята, давайте по порядку. Клиенты остались довольны?
- Еще как! Проглотили по заварнику за милую душу. – Опередив Дидье, ответил Костя, - Можете спросить у Насти, она их обслуживала.
- Я так больше не могу работать! – снова занервничал шеф-повар, - Выбирайте, босс. Или он или я.
- Ты, конечно, Николя. – Ответил Армавир и обратился к юноше, - А ты сможешь самовольно экспериментировать, когда сам станешь шеф-поваром. Правда, поначалу это всего лучше делать на кошках и собаках. Бедные животные… Кстати, а почему ты опоздал?
- Заскочил за жевательной резинкой в магазин, а там очередь, - объяснил Костя.
- Что, полчаса за жевачкой стоял? – не без ехидства в голосе спросил Дидье.
- Все, свободны оба. – Стукнул по столу Армавир, требуя прекратить перебранку.

Забот и в самом деле в этот день у него было невпроворот. Конфликтовать со следователем Желтовым он не собирался, а потому нужно было срочно получить временное разрешение на работу для Кости и Насти. Но выполнить эту работу сможет и администратор Инна Буневич. Она же по дороге, сможет заказать и потерянные Филиппом ключи от сейфа, а уж с цифровым кодом, Армавир разберется как-нибудь и сам. После обеда он собирался позвонить знакомому коллекционеру и справиться у него на счет реестров и каталогов, в которых могут быть упомянуты дуэльные пистолеты и место их хранения. В крайнем случае, если коллекционера не окажется на месте, он сам побывает в специализированном зале русской библиотеки и ознакомится с необходимой литературой. И если оружие не удастся найти самому, только тогда он справиться об этом у Джуды. Пока же, даже зная о неизменном правиле домушника как можно меньше болтать языком, Армавиру не хотелось посвящать его в свои планы. Хотя без помощи Бостона, ему в этом деле не обойтись. Но и старого подельщика, чтобы не подставлять его под гнев Хроноса, он намеривался использовать лишь в качестве разведчика и страховщика, не втягивая его в операцию целиком. Не меньше забот вызывала и копия зверевской картины, неизвестно каким образом оказавшаяся в салоне дочери. Но Армавир теперь не сомневался, что подмена произошла либо в экспертном бюро, либо в самом салоне, и не иначе как завтра утром надеялся по старой дружбе поспрошать об этом у знакомых макли. Хотя маловероятно, что кто-то из охотников за картинами, зная о покровительстве художественного салона самим Армавиром, покусился бы на его ценности.

Наконец, его пугало долгое молчание Марьяны, дозвониться до которой он не мог уже несколько суток. Впрочем, она всегда замыкалась, когда была недовольная поступками или словами Армавира. И он надеялся, что какая-нибудь новая ювелирная безделушка, подаренная им, сможет расплавить лед в ее сердце и вернуть расположение. Благо, ювелирный магазин, находился по соседству с его рестораном.

Он не стал откладывать очередной звонок Марьяне в долгий ящик и подвинул к себе служебный телефон. На этот раз звонок оказался удачным, и он услышал знакомый голос.

- Я слушаю тебя, Артем. – Ее  голос показался ему чересчур официальным, но он пока не придал этому особого значения. Лед во что бы то ни стало должен быть растоплен. 
- Марьяна, ну где же ты пропадала? Я всю неделю не могу до тебя дозвониться. Честно признаться, уже соскучился.
- Вот как? Именно по мне?
- Что за намеки, дорогая. Конечно, только по тебе. Давай сегодня вечером встретимся. А если хочешь, я к тебе загляну на огонек.
- Не стоит. Давай встретимся. Правда, я хотела увидеть тебя еще сегодня утром. Заезжала в твой ресторан, но тебя в это время не оказалось. 
- К сожалению, я был занят.
- Чем же это?
- Он почувствовал в ее голосе неподдельный интерес, но ответил неопределенно.
- Дела…
- Хорошо, о твоих делах мы еще поговорим. Давай в Нескучном саду, часов в пять.
- В пять? Так рано? Я думал, мы проведем вечер вместе.
- В пять, Армавир. Ровно в пять.

Он даже не успел возразить, как она положила трубку. Такого холодного голоса у нее он никогда не слышал.

Он отшвырнул от себя аппарат и направился в обеденный зал, надеясь там увидеть администратора и поручить ей заботу о регистрации новых сотрудников. Но на крылечке возле входа увидел Джуду. Вор, нисколько не обращая внимания на прохожих, сидел на корточках с неизменной папиросой между пальцев.

Армавир, скрывая недовольство, вышел на улицу.

- Ну что ты, Джуда, тут расселся? Люди же кругом, всех клиентов распугаешь. Пошли ко мне.
- Некогда, Армавир, - швырнув папиросу, поднялся Джуда и протянул кулак, - Тут адрес. Если потребуется, можешь рассчитывать на меня.

Он легко соскочил со ступеньки и направился в сторону центра. Армавир развернул бумажку и прочитал несколько слов: «Богородск, краеведческий музей». Не требовалось большого ума, чтобы догадаться, что именно по этому адресу и хранились дуальные пистолеты. «И на том спасибо», - с благодарностью подумал Армавир.

Из задумчивости его вывел голос Насти:

- Артем Матвеевич, там ваш товарищ над нами издевается. Заказывает водку, а расплачивается вот этим. – Она протянула ему несколько сторублевых купюр.

Армавир взял в руки банкноты: Бостон был в своем репертуаре. Деньги действительно были самодельными, нарисованными от руки. Только вместо номинала «сто рублей» значилось «сто раблей». Армавир вспомнил, что на зоне, Бостон тоже занимался художеством. Порой у него проявлялась страсть к рисованию российских денег своего собственного изобретения. За десять лет столько эскизов нарисовал. И с Петром, и с Дашковой, и с Ломоносовым. Прорабатывал и современные варианты. С академиками Сахаровым, Вавиловым. Даже отсылал свои фантазии в главный банк страны. Но печатать их никто не собирался. И тогда Бостон изобрел «раблевки», подписывая их зекам на память.

- Это он так шутит, - улыбнулся Армавир, и положил руку на плечо девушки, - Пошли-ка к этому блинопеку (фальшивомонетчику). Ты знаешь такого писателя Француа Рабле?
- Нет, - ответила Настя.
- Великий шутник был этот француз. Вот и Бостон туда же. Расплачивается с вами не рублями, а «раблями» собственного производства.
- А мы ему несколько раз даже сдачу давали, - призналась Настя.
- А детекторы для проверки банкнот, зачем я вам покупал?
- Так купюра мелкая, что ее проверять? – оправдывалась официантка.

Бостон, развалившись, сидел на диванчике за дальним столиком. По его раскрасневшемуся лицу было заметно, что он уже принял изрядную дозу спиртного. Рядом с ним сидел Костя, с восторгом наблюдая, как шариковым карандашом лукавый художник выводит его лицо на деревянной матрешечной заготовке.

- Ну что ты здесь опять концерт устроил? – без всякой строгости в голосе, спросил Армавир, присаживаясь на свободный стул.
- Я твой персонал учу бдительности! Настя, принеси-ка мне еще водочки. Вот деньги. Эти уже настоящие.

Девушка вопросительно посмотрела на босса.

- Да принеси ты ему водочки, раз просит. – Разрешил Армавир.

Бостон отдал матрешку с лицом Кости юноше и, склонившись в сторону Армавира, заговорщицки прошептал.

- Хронос шутить не любит. А ты, Армавир, еще не знаешь, что лесопромышленник гонит поганку (создает неприятности).  В натуре. - Он выпил водку и поставил рюмку на стол. - Все, держу курс к берегу, надо заземляться. (иду домой спать).