Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 36 | Глава 38

37.

- Ну и чем же обрадуешь? – спросил Соков у своего помощника, когда тот запрыгнул на заднее сиденье «Мерседеса», и тут же отдал команду водителю, – Поехали, поехали, чего стоишь, как баран? В Министерстве долго ждать не будут.
- Успеем, Сельвестр Андреевич, - включая мигалку, ответил водитель и добавил, - Тут езды и десяти минут не будет.
- Да кое-что надыбал. – Ответил Рагаев, глядя в мощную шею охранника, которая плавно перетекала в плечи, и напрочь закрывала обзор в лобовое стекло.
- Тогда не тяни кота за яйца.  Ты же слышал, в  твоем распоряжении не больше десяти минут.
Судя по всему, Соков уже начинал нервничать, и Рагаев с первых же слов постарался быть конкретным.
- Кражу могли совершить только несколько макли…
- Что такое макли? – сразу же перебил его Соков. – Говори русским языком, чего блатного-то из себя строишь?
- Макли, Сельвестр Андреевич, это воры, специализирующиеся на кражах художественных ценностей.
- Понятно. Дальше. Кто именно?
- Во-первых, рецидивист Блинков по кличке «Блин», но он уже больше двух недель находится в Питере. Во-вторых, Пашка Бескудников по кличке Подкова. В-третьих, загибал пальцы на руке Рагаев.

Соков, наконец, психанул:

- Ты что мне тут лекцию читать собрался – во-первых, во-вторых… Называй всех по именам и кличкам.
- Как скажите, Значит Пашка Бескудников…
- Дальше, ты о нем уже говорил! – рявкнул Соков
- Реваз Гогия со своим напарником Давидом Чхелидзе, Вячеслав Курдюмов по кличе «Тун», Раздольнов-Кукс, Лева Дмитриенко, Сева Наречкин, он же «Бостон» со своим напарником «Армавиром»…
– Стоп, стоп! Ты сказал Бостон? – тут же забыв о всех остальных, переспросил Соков, - Это не тот ли блатной хмырь, что приходил просить за хозяйку салона авангардной живописи?
- Он, самый, - Сельвестр Андреевич!
- Так, кража из музея, скорее всего, и есть его рук дело. Не зря он так долго рассматривал снимок пистолетов, который стоит у меня на столе в кабинете. Как ты сказал, зовут его напарника?
- Армавир. Но это невозможно, Сельвестр Андреевич, они не могли быть в музее.
- Откуда тебе это известно? Генеральный прокурор по секрету сказал?
- Потому что и тот и другой в полной завязке. Правда, Наречкин, продолжает оставаться в авторитетах, а Армавир, несколько месяцев назад вышел из тюрьмы, сложил с себя звание вора в законе, и теперь владеет рестораном, устраняя с улицы всех конкурентов. Слышали, наверное, о погроме в «Галере»?
- Вот видишь, - поднял указательный палец  Соков, - Сам себе перечишь. Говоришь в завязке, а он занимается криминальными делами – устраняет конкурентов!
- Все может быть, - не зная, что ответить, пожал плечами Рагаев, - Но я так не думаю. В оперативной разработке есть и другие лица.
Он замолчал, очевидно, припасая самое главное на десерт. Соков тоже, не говоря ни слова, несколько секунд ожидал от помощника, дальнейшей информации. Наконец не выдержал:
- Ну, говори же! 
- Менты разыскивают вора по кличке Джуда, который засветился на месте кражи, и которого якобы опознал по фотографии, один из охранников музея.
- Джуда? Что за имя такое?
- Мне кажется, Сельвестр Андреевич, вам лучше о нем поинтересоваться у центрового Хроноса. Тем более, вы с ним давно уже в приятельских отношениях. Вполне возможно, что пахан, вам расскажет не только о самом Джуде, но и поможет приобрести похищенное оружие.
- Хронос? – словно у себя самого спросил Соков, - Точно, только Хронос. Как же я раньше-то не допер!
Он достал трубку и тут же нашел нужный номер. После нескольких сбоев услышал в трубке хрипловатый голос Хроноса.
- Есть вопросы, Сельвестр?
- Есть, Хронос, есть. Я хотел бы переговорить с тобой.
- В конце недели устроит?
- Какой, на хрен, в конце недели? В конце недели может быть уже поздно! Сейчас!
Хронос, видимо, обескураженный наглостью и настойчивостью абонента, выдерживал молчание.
- Мне нужна твоя помощь немедленно! – уже в более спокойном тоне произнес Соков.
- Хорошо, приезжай, уж полчаса, в ущерб своим делам непомерным, и ради старой дружбы, так и быть тебе уделю.

Когда бизнесмен подался вперед к водителю с просьбой поворачивать в другую сторону, Рагаеву даже показалось, что босс сам хочет пересесть за руль.

…Деревянный, выкрашенный синей масляной краской шезлонг, на котором лежал Хронос, в гостевом зале его квартиры среди шикарной итальянской мебели, венских стульев и кожаных кресел, смотрелся нелепо. По просьбе пахана, (когда назначили лечебный массаж, и врач-массажист высказал пожелание, что процедуру лучше всего производить на жестком лежаке) подручные в тот же день сперли шезлонг с пляжа в Сосновом Бору. Но сам Хронос, хотя и кряхтел от удовольствия от мануальной терапии, нисколько не верил, что таким путем можно вылечить туберкулез.

Когда в залу вошел Соков, врач уже успел сделать массаж и натирал спину Хроноса целебными мазями. На приветствие высокого гостя хозяин, казалось, не обратил никакого внимания. В это же время служанка внесла в комнату огромный, расписанный под Хохлому поднос, на котором стояли две чашки и заварной чайник, и поставила его на стол. Хронос отмахнулся от врача и, накинув длинный велюровый халат, подсел к столу, приглашая сделать то же самое и гостя.

- Чайку выпьем, Сельвестр? Или водочки?
- Меня тошнит и от того и от другого, - скукожился лесопромышленник, - Я предпочел бы виски с содовой. 
- Виски, не держим-с, мой дорогой. Скажи, какой водки хочешь, тут же принесут. Кремлевской, московской, столичной, «Смирнова», «Путинку», наконец. А чужеземных напитков – увы. Не держим-с. – Снова повторил Хроснос и, наливая чай в свою чашку, добавил, - Впрочем, не хочешь, не пей, тебя никто не принуждает.
- Тогда разве что «Смирнова», - нехотя дал согласие Соков. – Чтобы разговор наш быстрее склеился.
- А что у тебя такая уж сложная проблема?
- Я за этими пушками, Хронос, четыре года гоняюсь, - Соков подался телом в сторону хозяина, - Четыре года! И вдруг их уводят у меня прямо из-под носа.
- Как я понимаю, ты имеешь в виду дуэльные пистолеты, которые накануне пропали из подмосковного музея? – показал свою осведомленность центровой.
- А что же еще, Хронос! – гость взял с подноса, с которым снова появилась служанка, хрустальную рюмкой с водкой, и тут же опрокинул ее в рот. – У меня на это оружие уже и люди были «заряжены», и вдруг кто-то оказался проворнее.
- Так от меня-то ты что хочешь?
- Малого. Самого малого. Скажи, у кого сейчас эта вещь, или помоги мне ею завладеть. 
- Это, сам понимаешь, Сельвестр, сугубо конфи… конфиде… конфиденциальная  информация. – Хронос закашлялся и вытащил из нагрудного кармана рубашки носовой платок. После приступа вытер им окровавленные губы и продолжил, - А информация по нынешним временам стоит денег. И немалых.
- Сколько?!
- Какой ты быстрый! – Хронос, сдерживая новый приступ кашля, отпил глоток крепкого чая. – Надо узнать, захотят ли еще те люди с тобой иметь дело.
- Не нагоняй тоску, мы ведь не на базаре. Сколько? Назови только имя…
- Я думаю, на тридцати тысячах сойдемся. Для такого успешного бизнесмена как ты, Сельвестр, я думаю, это не деньги.
Соков удовлетворенно хмыкнул, вынул бумажник и принялся отсчитывать купюры.
- Да не рублей, Сельвестр, не рублей!
- А чего же?
- Мы люди европейские, - сделал намек Хронос.
- Ты хочешь сказать евро? Только за имя человека? – Лицо Сокова быстро заливалось краской негодования.
- Не только за имя, но и за посредничество, - спокойно ответил пахан, даже не посмотрев на гостя. – Ты ведь тоже берешь деньги за посредничество при торговых операциях с лесом. Да тут еще дошли слухи, что и авангардистский салон со всем его содержимым прибрать к рукам хочешь. Так что не обеднеешь.
- Не гневи Бога, Хронос, я ведь имею некоторую информацию, кто взял музей. И через пару дней сам возьму у него пушки. – Соков хотел назвать имя Джуды, которого, по словам Рагаева, уже разыскивает милиция, но решил сдержаться.
- Тогда и флаг тебе в руки. Только поверь, Сельвестр, мое посредничество обошлось бы тебе гораздо дешевле. Так что тридцатник и ни цента меньше.
Соков собрал в бумажник деньги и резко поднялся:
- Я думал, Хронос, у нас с тобой все сладится. Но после этого разговора, наши пути разошлись в разные стороны.
- Да какая разница, в какие стороны они разошлись, все равно ведь когда-нибудь пересекутся. По одной стежке-дорожке бегаем. – После выпитого чая пахан с наслаждением сделал глубокий выдох и в уже сторону спины Сокова, добавил, - Сойдутся, Сельвестр, сойдутся.

Дождавшись, когда двери за гостем закроются, Хронос надел очки и вытащил из кармана халата телефонную трубку. Не спеша набрал номер.

- Армавир? Давно не виделись. Заскочил бы как-нибудь на чашку чая.
- Да все некогда, центровой, - ответила трубка, - Совсем замотался. Но обязательно на днях выберу время.
- Понимаю. Сам весь в заботах.  – Согласно кивнул в ответ головой Хронос, как будто абонент был перед ним, - И ты как пчелка крутишься, рестораны, вернисажи, казино, музеи, наконец…
- Уже знаешь?
- А кто же на такое способен кроме тебя и Бостона? Я так думаю, что и легавые не сразу поверят, что Джуде удалось провернуть дельце в одиночку.
- Ты от меня что-то хочешь?
- Нет-нет, Армавир, совершенно ничего не хочу. Разве что только порадоваться за твои успехи.
- Чему ж, тут радоваться, Хронос?
- Тому, что не редеют ряды наши. – И, так и не дождавшись ответа Армавира, сказал, - Тут у меня гость только что был. Справлялся, у кого находятся вещи музейные.
- Соков?
- Он. Ты извини, Армавир, я тут решил малость развлечься, да денег малость с лесопромышленника содрать за посредничество. Но жаден, гость оказался, очень жаден.
Армавир от души расхохотался:
- Наше время с тобой, Хронос, видимо прошло, когда мы ради общего дела разбрасывали банкноты направо и налево. Так он меня ищет?
- Ищет, ищет, успокойся.
- Скоро найдет. Еще что-то сказать хочешь, Хронос?
- Скажу, Армавир, обязательно скажу. Только позже.

Он, тяжело дыша, отключил трубку и откинулся на спинку стула.