Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 40 | Глава 47

46.

Надежда Котова с огромным букетом белых роз несколько минут стояла на противоположной стороне дороги и смотрела на вход ресторана «Айсберг». Посланные в ее адрес цветы ей передал Филипп, и когда она поинтересовалась, что за почитатель у нее появился, он, к ее удивлению без всяких сцен ревности, не только назвал адрес ресторана, но и как мог, постарался нарисовать в ее воображении образ таинственного незнакомца. Что для жениха было вовсе несвойственно. После чего у Надежды и появились мысли, что владелец ресторана мог ей быть близким родственником. А возраст давал прямой намек… Впрочем, ей тут же самой захотелось в этом убедиться. Да и мать не раз говорила, что Надежда очень похожа на своего пропавшего отца.

Наконец, она решилась и уверенным шагом направилась к парадной лесенке. Охранник, видимо и выполнявший обязанности швейцара, предупредительно открыл двери и помог снять легкую куртку. Тут же словно по мановению волшебной палочки, возник и администратор. Инна Буневич обвела рукой зал и поинтересовалась, какое место было бы для клиента более удобно.

- Вам накрыть столик в отдельном кабинете, в открытой лоджии, или предпочитаете остаться в зале? – спросила она.
- А в зале укромного местечка не найдется? – спросила Надежда и, показав на розы, дополнила ответ просьбой, - И вазу для цветов, пожалуйста. 
- Роскошный букет, - похвалила Буневич, провожая гостью к дальнему угловому столику, - Вазу сейчас принесут.

Симпатичная официантка в белой блузке и цвета морской волны юбке поставила вазу на стол и нежно опустила в нее цветы.

- Меня зовут Настя. Ознакомьтесь с меню.
- Я хотела бы сначала выпить бокал красного французского вина, - ответила Надежда, ощущая, как начинает нервничать. – Кофе по-турецки - чуть позже.

Девушка улыбнулась. Надежде даже показалось, что где-то она уже видела это лицо, но как, ни старалась, вспомнить не смогла.

В ожидании заказа она разглядывала немногочисленных посетителей, и неожиданно вздрогнула, когда увидела за столиком у противоположной стены пожилого мужчину. Он старался наблюдать за ней исподтишка. Она видела, как уже знакомая официантка с подносом в руках сначала остановилась около его столика и, поставив перед ним бокал с красным вином, направилась в ее сторону. Точно такой же бокал оказался и перед ней.

Мужчина, рассекреченный Надеждой, поднял бокал и, грустно улыбнувшись, открыто посмотрел на нее, словно предлагая тост в ее честь. Теперь она не могла не заметить, что у него были такое же, как и у нее самой, овальное лицо, прямой небольшой нос и ямочка на подбородке. Но почему же все это время мать ни разу не обмолвилась об отце и словом? Единственный раз, когда Надежда была еще школьницей, словно отрапортовала – отец геолог, погиб в быстрине уральской реки.

В ответ, не отрывая взгляда от незнакомца, она тоже подняла бокал и сделала два глотка. Почему-то ей хотелось плакать. Она уже достала было из сумочки платок, но сумела взять себя в руки. Мужчина выпил половину бокала и поставил его на стол.

Теперь Надежде показалось вовсе не странным, что в ее сторону и на мужчину, не скрываясь, нисколько не скрываясь поглядывали стоящие около барной стойки администратор и официантка.  Вероятно, они знали, кто она, и кем приходится ей этот симпатичный мужчина. Теперь она уже не замечала, что по ее лицу текли слезы, и пальцы теребили носовой платок. Она благодарно кивнула ему, и теперь уже в свою очередь демонстративно подняла бокал. Он ответил ей тем же.

- Вам небольшой презент, мадам, - услышала она сбоку мягкий баритон.

Перед ней стоял упитанный мужчина со смешливой физиономией и большим пакетом в руках. Он осторожно поставил пакет на стул, но уходить, по всей видимости, не собирался.

- Что это, от кого?
- А вы откройте, и все сразу станет ясно. Могу помочь.
- Если вам не сложно. – Она уже догадалась, кем был послан подарок, и снова посмотрела в сторону отца, словно спрашивая: и это тоже мне? Армавир лишь согласно кивнул головой.

Мужчина предупредительно достал из кармана ножницы и разрезал красные ленточки на пакете. На свет появился «Натюрморт» Анатолия Зверева.

- Это – оригинал, - держа в руках картину, продолжал светиться Бостон. – Мой босс дарит вам ее от чистого сердца и не хотел бы, чтобы полотно никогда больше не выставлялось для продажи.
- А почему он сам не подошел и не подарил? – вдруг с вызовом спросила Надежда и снова посмотрела в сторону, где еще несколько секунд сидел ее отец. Столик был пуст.

…Армавир, сопровождаемый охранником, вышел из ресторана, стараясь справиться с комком в горле. Направился было к своему «Лексусу», но путь ему преградила машина с черными шашками на борту. Окно на заднем сиденье открылось, и он увидел Веронику.

- И ты здесь?
- Поехали домой, Артем, - она открыла заднюю дверь, предлагая сесть рядом.
- Домой? – переспросил он, будто ослышался, - Что ж, домой так домой. Только сначала заедем в одно место.

Он кинул ключи от «Лексуса» охраннику, сел рядом с Вероникой и приказал водителю:
- Давай-ка, братец, сначала в прокуратуру…

…Такси ожидало около часа, но Армавир назад так и не вернулся.