Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 46 | Глава 48

47.

Помощник по экономическим вопросам Аман Рагаев вот уже вторые сутки не появлялся на работе и не подавал никаких сигналов. И если еще день назад, Сельвестр Соков надеялся на порядочность своего подчиненного, кому он доверял пусть даже не самые сокровенные тайны, то уже сегодня такой уверенности у него не было. Теперь он окончательно понял, что трусвливый Рагаев сдал его с потрохами и теперь, скорее всего, либо уехал из Москвы, либо схоронился на потайной квартире, либо напросился в следственный изолятор, чтобы избежать кары за измену. На всякий случай Соков все же отдал приказ сотрудникам подразделения безопасности компании, чтобы они установили посты возле прокуратуры, где находилось несколько камер для задержанных, и около дома, где проживал Рагаев. Но за сутки никаких утешительных новостей так и не получил.

В данный момент помощь Рагаева, который знал все ходы и выходы в кабинеты министерств и ведомств, думы и администрацию, где теперь намеривался заручиться поддержкой Соков, была бы неоценимой. Но получалось так, что договариваться и назначать цену за покровительственные услуги ему предстояло самому, чего, по причине своей гордости, он так не любил. Правда, некоторый задел уже был им предпринят. По крайней мере, уже ранним утром он отправил своего сотрудника из службы безопасности к следователю Желтову, который должен был ему передать кейс с деньгами и взамен получить пистолеты и содействие по делу об их краже.

Он достал из кармана трубку сотового телефона и нашел из адресного списка фамилию Сучкова. В прошлый раз ему так и не удалось дозвониться на высокого чиновника.

До сего дня заместитель министра лесного ведомства никогда не отказывал ему в помощи, и Соков, в свою очередь, делал ответные подарки. До наличных денег дело никогда не доходило, но чиновник с готовностью принимал  путевки в круизы по Европе на дорогих лайнерах, помощь Сокова при ремонте своей квартиры. В последний раз, когда с разрешения Сучкова компания получила право на прямые поставки древесины за границу, Сельвестр пожертвовал на имя жены чиновника целый гектар земли на одном из престижных направлений Помосковья.

- Алло, Виктор Иванович? Это Сельвестр! Как жизнь, как дела? – начал разговор Соков со стандарных привествий.
- Дела? Как сажа бела. А ты чего хотел-то, Соков?

Тон заместителя министра показался лесопромышленнику не совсем приветливым.

- Да есть маленькая проблемка.
- Ну если проблемка маленькая, ты и решай ее сам, чего же больших людей по каждому поводу беспокоить.
- Да нет, Вивтор Иванович, нет. Это просто к слову пришлось. Проблема, кажется, довольо существенная. Мне бы хотелось заручиться вашими рекомендациями. Положительными, конечно.
- Кому нужны мои рекомендации? – совсем холодным тоном спросил Сучков.
- В прокуратуру, суд.
- О, Сельвестр, уволь. Мне не хватало только еще с прокуратурой дела иметь. Ты мужик настырный, сам выворачивайся. Извени, брат, у меня тут совещание…

Сельвестр услышал в трубке прерывистые гудки.

Он тут же набрал номер депутата, который входил в состав комитета по промышленности и ведал вопросами лесного хозяйства. Но тот, услышав его голос, казалось, даже удивлился:

- Соков? Скажи-ка жив еще курилка! А я думал, что ты уже за решеткой!
- О чем вы говорите? – возмутился Соков, - Какая решетка?
- Давно, брат, пора, давно, - отозвался депутат и положил трубку.

Сделав еще с десяток дежурных звонков и всюду получив отказ вникунуть в суть вопроса, Соков понял, что кто-то играет на опережение. Впрочем, теперь он не сомневался, что этим «кто-то» был Хронос, с которым в последний раз он оказался не слишком вежливым и учтивым. Беда, как цунами, надвигалась стреительно и пугала Сокова все больше и больше. Теперь он понимал, что звонить влиятельным лицам и просить о помощи и содействии в урегулировании вопросов - то же самое, что толочь воду в ступе. Отвести опасность теперь могли только два человека. Либо центровой пахан, либо следователь Желтов, если его еще не перекупили. Он постарался справиться с паникой и набрал номер телефона главного вора в законе. Но тут же вызов был сброшен, что говорило о том, что его телефон был заблокирован абонентом.

- Бэла, Бэла! - закричал Соков, нервно тыкая пальцем в кнопку селектора, - Где ты шляешься, сучка!

Бэла вошла в кабинет и остановилась у порога. Как ему показалась, теперь уже и у секретаря, которую, как он счатал, неоднократно и только ей же во благо наделял ласками и неземными удовльствиями,  голос оказался чересчур холодным.

- Вы что-то хотели от меня? 
- От тебя – ничего! Мне нужен только твой мобильный телефон. Твой телефон, слышишь, гадина!

Бэла ухмыльнулась:

- Не получится. На счету закончились деньги.
- Так найди другой! Спроси у кого-нибудь!
- У меня есть резервный аппарат.

На этот раз вызов дошел до адресата и Соков услышал кашель Хроноса.

- Центровой, я согласен. - Ожидая, пока пахан покончит с кашлем, Соков ни секунды не молчал, - Я согласен, Хронос. Согласен на тридцать, сто тысяч. Согласен вообще отдать тебе оружие, картину. Я на все согласен, Хронос.
- Поздно уже, - наконец, прокашлявшись ответил собеседник, - У нас, Сельвестр, закон такой: каждый за свои слова ответ держать должен.

Соков швырнул аппарат на пол, и, соскочив с президентского кресла, кинулся к сейфу в потайной комнате, где еще вчера хранились уникальные коллекционные вещи. Но теперь они его мало интересовали. Он сгребал в кейс пачки с долларами, прекрасно понимая, что жизнь его может быстро оборваться, как только он окажется за решеткой. И снова оставалось лишь два пути. Заказать билет в Ниццу, где в курортном местечке Грасс у него имелся небольшой особнячок, и на время исчезнуть из виду. Или  продолжать надеяться на помощь Желтова и своих адвокатов. Но прошло уже более четырех часов, а вестей от посыльного так и не было. Тогда он сам набрал номер сотрудника, которого отправил в прокуратуру. Ответ посыльного оказался обескураживающим:

- Сельвестр Андреевич, мне, то есть вам, шьют дело о передаче взятки.

Раздумывать было некогда. Он приказал вызвать машину, и, схватив чемодан с долларами, направился к выходу.

- В Шереметьево, - приказал он водителю, - Да торопись же, уволень! Разбаловал я тут вас!

Он уже взял билет и направлялся к стойке таможенного контроля, когда два дюжих парня взяли его под руки.

- Пройдемьте в машину, господин Соков.

На переднем сиденье оперативной «Волги» сидел Желтов. Он выпятил нижнюю губу и развел руками:

- Извени, Сельвестр, ничего не получилось.
- Где пистолеты?! – заорал Соков, - Где деньги?
- Приобщены к твоему делу. А дел у тебя накопилось выше крыши. Видать не по зубам тебе оказалась дочка Армавира.
- Армавира?
- Да, Армавира. Вчера и он дал признательные показания следствию, что именно ты был организатором ограбления краеведческого музея. И они с подельщиком действовали по твоему плану.
- Неужели ты не понимаешь, что это оговор? – взмолился Соков
- А вот я восхищен его поступком – он ведь сам себе подписал приговор.