Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература - Книга

Жена генарала


Страница 29.

Оглавление | 1 | 2 | 3 | 4 | 5

ГЛАВА 5

1.

И без того беспокойный сон Евсеича прервал пронизывающий скрип тормозов. Он открыл глаза, увидел ободранный дощатый потолок своей будки и даже немного удивился: с тех пор, как он устроился работать сторожем на автостоянку, автомобили никогда ему не снились. Трофейный будильник, с которым Евсеич не расставался уже более полувека, доедал шестой час утра. Значит, спал старый партизан не больше сорока минут.

Он поправил валенок, который всегда клал в изголовье, и снова закрыл глаза, но гул мощной сирены на этот раз заставил его вздрогнуть. Он тут же сбросил ноги с топчана и, невзирая на преклонный возраст, быстро поднялся. Автомобилей с таким мощным ревом на их стоянке не было.

Он сунул ноги в теплые валенки и посмотрел в окно. Метрах в пяти от себя почти на одном уровне с окном будки он увидел недовольную физиономию Мерина, усталого водителя КАМаза Максима и строгое чем-то озабоченное лицо милиционера.

– Ё тить мать! – прошептал Евсеич, моментально сообразив, что через несколько минут ему придется держать ответ за провокацию с подделкой камазовских номеров. Зная крутой нрав Самохвалова, он нисколько не сомневался, что скотопромышленник привез работника правоохранительных органов неспроста. Конечно, упрятать за решетку даже суток на пятнадцать его, старика, не удастся. Слишком примитивен проступок. Затем, кто же посмеет задержать старика столь преклонного возраста, как Евсеич, да к тому же ветерана войны, узника фашистских концлагерей, кавалера медалей двух степеней «Партизанской славы»? Плюс ко всему еще нужно доказать, что исправления на регистрационных номерах внес именно Евсеич. Даже косвенным свидетелем всей этой операции мог быть только Золотов, но тот в настоящее время сам тянул срок.

Евсеич посмотрел в дальний угол коморки, где под табуретом в полиэтиленовом пакете все еще стояла банка с белой краской. А потому, прежде чем выскочить на улицу, он содрал с гвоздя старый свитер и накинул его на пакет. Так, на всякий случай.

Мерин, распахнув пассажирскую дверь кабины, стоял на подножке, и Евсеича, как и предполагал старик, он встретил далеко не дружелюбно.

– Сторож спит – дежурство идет? – фразу можно было принять за утреннее приветствие.

– А что же мне, тебя хлебом и солью встречать?! Тоже мне цаца! – старик не показывал вида, что немного напуган, но краешком глаз продолжал наблюдать за действиями и выражением лица милиционера, который занимал место между Мерином и водителем. Страж порядка никаких действий пока не проявлял и только продолжал строго смотреть в сторону «мостика».

– Открывай ворота! – скомандовал Мерин, спрыгивая на асфальт.

– Ты что ж грузовик загнать хочешь?

Евсеич поймал себя на том, что голос его вдруг стал мягким, и если бы Самохвалов пожелал проехать на автостоянку на грузовике, то в обход своих собственных неукоснительных инструкций и правил, в этот раз партизан бы его пропустил.

Но в ответ Мерин лишь подкинул на ладони связку ключей, посмотрел на милиционера, который продолжать сидеть в кабине, и оказался перед Евсеиче

.

– Серега, – голос Евсеича вдруг задрожал, – А зачем ты представителя правопорядка сюда привез?

– Разве не догадываешься?

Евсеич лишь пожал плечами:

– Откуда мне знать? Небось, нанял для сопровождения груза?

– Э нет, старый. Я его по твою грешную душу привез. За подделку номеров ответишь по полной программе.

Путать следы и отпираться дальше не было смысла:

– Серега, я не хотел. У меня все как-то самопроизвольно получилось. Увидел краску и подумал, дай подшучу!

– Вот и пошутил на пятьсот баксов! Именно на эту сумму нас и оштрафовали. Да моральный ущерб, да потерянное в пути время. Итого – полторы штуки. Когда вернешь?

По улыбающейся, самодовольной морде Мерина, дед понял, что тот каких-либо конкретных мир в отношении его свободы, предпринимать не станет. И действительно, Мерин распахнул дверь КАМаза, просунулся в кабину и рванул милиционера за руку. Мент звонко шандарахнулся об асфальт, подпрыгнул, и, не меняя строгости на лице, уставился в небо.

Евсеич резко отпрянул от «трупа».

– Так он резиновый?!

– Погоди, партизан, будет тебе и настоящий! – Самохвалов, легко поднял куклу и зашагал в направлении своего гаража.

– Серега, ты куда? – кинулся за ним Евсеич.

Тот остановился:

– А что, Золотов мой «Мерседес» еще не отремонтировал?

– Отремонтировал. Он его уже на следующий день после твоего отъезда отремонтировал. Сам знаешь, – тараторил старик, загораживая собой путь к гаражам, – У Ваньки золотые руки. Он не только твой «Мерс», он любую машину, хоть бронетранспортер починить сможет.

– А чего же ты тогда суетишься, старик?

– Пойдем ко мне в будку, разговор есть. – Евсеич покосился на милиционера, которого Самохвалов уже держал под мышкой.

– Да некогда мне с тобой лясы точить. Этого только в гараже спрячу и в санэпидемстацию. Экспертизу на товар нужно оформить.

– На «Мерседесе» хочешь поехать?

– Как и положено белому человеку.

– Серега, а нет «Мерседеса»-то. Тю-тю.

Не показывая вида, дед с удовольствием наблюдал, как в противоположную сторону начало изменяться все еще счастливое лицо Мерина: как округлились глаза, как отвис подбородок, как нервно он провел громадной ладонью по недельной щетине на щеках.

– А где же машина?

– На штрафной стоянке. Но ты особо-то не пугайся. Она цела и невредима и ее можно хоть сейчас забрать.

Самохвалов обернулся, посмотрел в сторону столика и скамеек, где часто отдыхал Золотов и Вертолет.

– А Золотов где?

– В тюрьме. Вместе с Вертолетом.

– Они что-то натворили?

Дед уже оправился от первого шока и пришел в себя. Он пальцем провел по резиновому носу милиционера, облизал языком губы и без страха посмотрел на владельца немецкой иномарки:

– Да ничего они не натворили. Золотов решил испытать «Мерседес» после ремонта, по улице проехаться, а его остановили. Документов на машину нет. Его в тюрьму, а машину на штрафстоняку. Вот и вся беда.

– Стоп, дед, стоп. Ты сказал они вместе с Вертолетом.

– А Витьку с ним остался за компанию. – Не моргнув глазом, выкрутился Евсеич. – Так что, Сережа, надо тебе сначала не в эпидемстанцию ехать, а за Золотовым в милицию. Друзей нельзя оставлять в беде.

– Дед, ты дурак или только претворяешься? У меня полная машина парного мяса!

– Мясо подождет. Оно уже куплено. А вот деньги за хранение «Мерседеса» постепенно капают и капают. Заберешь Золотова, и поедете за машиной. Только он знает, где она находится.

Самохвалов подкинул милиционера, со всего маха поддел его пинком и развернулся в сторону «КАМаза. Резиновый страж порядка ударился об угол крайнего гаража и отскочил. Бережно поднимая его с дорожки, Евсеич слышал, как Мерин отдавал команду водителю отвезти и сдать мясо в холодильник.

Пока грузовик разворачивался, партизан установил куклу на мостике, прытко спустился вниз и, отскочив от будки на несколько метров, не без восхищения оценил подарок скотопромышленника. По мнению деда, с таким напарником, пусть и резиновым, сторожевую службу будет нести куда легче и безопаснее. Да и парой слов в ночные часы, всегда можно перекинуться. Он бы так и любовался новым сотрудником в форме, если бы не услышал за спиной:

– Куда ехать, дед? Где тюрьма-то?

Оглавление | 1 | 2 | 3 | 4 | 5