Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 5 | Глава 7

6.

Несмотря на финансовый кризис, разразившийся в стране, дела салона авангардного искусства складывались неплохо. Надежда Котова ежедневно просматривала и в газетах и по телевизору экономические новости, порой ужасаясь, насколько упал спрос на товары повседневного потребления, одежду, автомобили и даже недвижимость. Но на ее бизнесе сложная ситуация практически не отражалась. Чтобы сохранить свободные средства от нарастающей с каждым днем инфляции, состоятельные граждане предпочитали вкладывать их в произведения искусства, которые, как показала жизнь, даже в трудные времена только растут в цене: за прошедший месяц, Надежде удалось продать четырнадцать картин, написанных известными советскими авангардистами. Теперь на полученную выручку она надеялась прикупить еще десяток дорогих и ликвидных полотен и уже заказала билет в Лондон, где ожидался очередной аукцион по распродаже русского авангарда. Да еще мать, Вероника Васильевна, ее единственный и самый близкий человек, неоценимый компаньон и помощник в бизнесе, обещала переговорить со знакомыми художниками конформистами и взять дюжину полотен для реализации, что очень выгодно для магазина.

Ни отца, ни сестер, ни братьев у Надежды не было. Даже с замужеством, несмотря на требования Филиппа, потенциального и долготерпящего жениха,  она припозднилась, предпочитая тратить время не на ведение домашнего хозяйства и детские пеленки, а на курсы по истории различных течений в художественном искусстве. Как рассказывала мать, отец ее, геолог по профессии, погиб, когда ей не было еще и трех лет. Надувная лодка, на которой они сплавлялись по горной реке, перевернулась, и в живых никого не осталось. Тело отца, по рассказам матери, долго искали, но не нашли. Поэтому даже на могилу тратиться не пришлось. Сама же она, по настоянию матери, после школы поступила в экономический институт, а когда получила диплом, мать в качестве подарка, сделала ее полноправной хозяйкой салона, переписала на ее имя компанию и полностью передала бразды правления бизнесом, оставшись при дочери в качестве опытного и самого надежного консультанта. Именно ее стараниями салону удалось приобрести несколько известных полотен знаменитых художников, в том числе и Зверева, которые удалось перепродать с большой выручкой.

Надежда выключила гриль, водрузила на стол запечную  курицу и позвала Филиппа. За ужином хотелось внимательно просмотреть новости экономического канала. Она включила настенный телевизор, но кислое лицо жениха, который накануне потерял ключи от рабочего сейфа, не позволило сосредоточиться на новостях.

- Ну чего ты так убиваешься? – накладывая ему в тарелку жареную картошку, постаралось успокоить она, - Завтра вызовешь газорезчика, он твой ящик вмиг на заплатки разрежет. А вместо этого купишь новый, как ты хотел с электронным кодом.

- Там договора, которые мне понадобятся уже завтра. А газорезчики твои, такие мастера, что вместе с сейфом на заплатки порежут и хранящиеся в нем документы, - отозвался понурым голосом Филипп, - Нужно срочно искать специалиста по вскрытию сейфов.
- Нужно искать заправского медвежатника, - постаралась пошутить Надежда, и увидев на экране знакомое лицо ее недавнего покупателя, подняла вилку, словно требуя от Филиппа внимания.
- Лесопромышленник Сильвестр Соков, будучи с визитом в Соединенных Штатах Америки в качестве презента преподнес банкиру Артуру Хатли картину известного русского художника-авангардиста Анатолия Зверева. Сокова и Хатли связывает давняя финансовая дружба. Половина средств, вложенных российским бизнесменом в лесоперерабатывающее производство, была заимствована у американского банка.
- Видно, приперло лесопромышленника, - отозвался на новость Филипп, без всякого аппетита пережевывая курицу, - Даже родное отечество раздарить готов, только бы отсрочить с американцем долговые платежи.
- Ты так думаешь? – перевела взгляд Надежда на жениха. – Между прочим, этот Соков картину в моем салоне купил. Говорил для себя, а оказалось - для Америки.
- Сейчас даже то, что покупается для себя, оказывается за кордоном. Народ, как всегда опасается, что  в трудные времена государство может заняться экспроприацией ценностей, – Сделал заключение Филипп.
- Зато я покупаю за границей и снова привожу сюда, нисколько не боясь ни государства, ни экспроприации, - не без хвастовства парировала Надежда.
- До поры до времени.
- Сплюнь! Да ну тебя, Филипп! Если у самого появились неприятности, так и всем остальным нужно настроение испортить?

Их перебранку прервал звонок городского телефона, по которому могла звонить только экономная во всем Вероника Васильевна, считавшая, что если она вносит абонентскую плату за домашний телефон, то и пользоваться нужно только им.

- Да, мам, - отозвалась в трубку Надежда, - Мы тоже видели нашего покупателя по телевизору. Что? В качестве подарка послать ему какую-нибудь недорогую картину? А плохо ему не станет? Почему я должна нести убытки?
- Такие люди, - отвечала трубка, - Становятся постоянными клиентами. У тебя что их, слишком много? А недорогая, но со вкусом выполненная картина, презентованная в подарок, может стать тропинкой в твой магазин.
Надежда подумала, что как любой искусствовед, ее мать любила говорить красиво, прибегая к разным сравнениями и гиперболам.
- Хорошо, мама, я подумаю, - обещала она, - Кстати, у тебя нет на примете какого-нибудь медвежатника или слесаря по вскрытию сейфов? Филипп от своего шкафа ключи потерял.

Как ей показалась, мать слишком долго раздумывала с ответом, но обещала сделать пару звонков нужным людям и подыскать мастера.

Она положила трубку на аппарат и снова посмотрела на Филиппа, который с безнадежностью лишь хмыкнул:

- Интересно мне было бы знать, где твоя воспитанная по всем правилам мамаша найдет медвежатника?
Надежда положила вилку и, собрав со стола посуду, положила ее в мойку. Снова села на стул, придвинувшись к сожителю:
- Филипп, ты когда-нибудь думаешь на мне жениться, или так и собираешься всю жизнь прожить здесь квартирантом?

Унылость на лице молодого мужчины сменилась блаженством:

- Да хоть сейчас!
- Смотри, Филипп, - с деланной угрозой в голосе предупредила Надежда, - Если не женишься в ближайший месяц…
- То что?
- То я стану матерью одиночкой!