Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление

ПРОЛОГ

Две уже не молодые женщины в синих халатах уборщиц поднимались по узкой, закрученной металлической лестнице. Вверх и вверх, шаг за шагом. Видно, что обе устали, потому как каждый шаг к небесам звонко отдавался в замкнутом пространстве. Одна из них, наконец, остановилась, придерживаясь рукой за перила, опустилась на железную ступеньку.

– Нет, Сергеевна, больше сил моих. Давай хоть с минуту дух переведем.

Сергеевна, женщина лет шестидесяти, строго посмотрела в лицо напарницы:

– Ты чего это, Валька? Приняла вчера, что ли? Поднимайся! Ну-ка, поднимай задницу!

Та покорно поднялась, вцепилась в черный от копоти поручень.

– Измотала меня эта лестница! Уволюсь к чертовой матери!

– Вот, поднимемся и пиши заявление. А сейчас – вперед и вверх! На нашем месте, как всегда, и передохнем, термосок откроем. Я тебе чайку на травах налью.

Валентина, которая лет на восемь моложе своей спутницы, уцепилась за переели, резко поднялась, и вновь лестничные пролеты наполнились металлическим звоном шагов.

Еще два десятка ступеней, и обе оказались на крохотной площадке. Они вошли в светлое помещение, где по дуге размещались двери служебных комнат и аппаратных. Выдохнули тяжелый воздух из груди, и, перевернув ведра дном вверх, уселись на них, как на табуреты.

– Вот здесь, на двухсотой отметке и перекурим.

– Какая двухсотая, Сергеевна! Ты чувство меры потеряла. Мы уже на 240-й!

Сергеевна хитро улыбнулась:

– Я-то его не потеряла. Знаю, что на 240-й. А вот сосед мой с четвертого этажа в нашей доме, как правило, один раз в месяц его теряет, несмотря на то, что живем-то в пятиэтажке. Как напьется, так после полуночи звонит или в дверь на третьем или ко мне на пятом. Да еще, гад, кричит, мол, Юлька, стерва, открывай. Юлька – это жена его. Ревнует он ее страшно.

– А почему раз в месяц?

– Чего же тут непонятного, получку раз в месяц же выдают.

– Так, что он в лифте кнопки путает?

– Этажи он путает. В хрущовке я живу, а там нет лифтов. Порой мочи не хватает на пятый этаж каждый день подниматься, – она снимает с плеч небольшой ранец, с какими детвора бегает в школу, достает термос.

– Так вы на этого соседа участковому пожалуйтесь. Заплатит штраф за хулиганство, сразу узнает, где его квартира.

– Зачем? – Сергеевна, держа одной рукой стаканчик, отряхнула запачканную в пыли полу служебного халата, – Мужик-то он хороший. Слышала, что спасатель. И пьет один раз в месяц. Правда, до поросячьего визга. Мы с соседкой, что на третьем, купили банку красной краски, нарисовали по центру лестницы жирную линию от его квартиры до входа в подъезд. Вот второй месяц уже наш клиент по этой самой линии прямехонько к своей квартире и добирается.

Эхо подхватило раскатистый хохот Валентины. Сергеевна лишь улыбнулась, аккуратно опустила термос с рюкзачок и встала первой.

– Ты, Валька, давай не сачкуй. Нечего рассиживаться. Гляди, время без четверти десять, а нам еще топать и топать.

Подруга крякнула и на этот раз поднялась не без труда. Они снова вышли на винтовую лестницу. В это время откуда-то сверху послышался равномерный звон, будто кто-то сверху, прыжками спускался к ним. Шаги слышались все громче и громче и уже через несколько секунд уборщиц чуть ли не сбил с ног парнишка в кроссовках, спортивном костюме и бейсболке. Женщины шарахнулись в сторону и плотно прижались к перилам. Парень с наушниками, глядя себе под ноги, что-то напевал и, не сбавляя хода, проскочил ними.

– Мишка, дьявол! – что было силы крикнула в сторону паренька Сергеевна.

Только теперь «спортсмен» останавливается, вынул из ушей динамики, щелкнул кнопочкой на пульте управления плеера.

– Ой, Сергеевна, не заметил. Богатой будешь. У меня смена закончилась. – Он тут же удостоил шальным от счастья взглядом и вторую женщину, – Ну, и ты, Валь, извини.

Валентина в знак прощения лишь махнула рукой в его сторону:

– Да ладно, Миш, чего там! Беги, беги! Я тебе уже на спину плюнула!

И они снова, крепко хватаясь ладонями за пропитанные маслом и сажей трубчатые перила, устремились вверх по лестнице.

Наконец, обе женщины открыли дверь в просторную, залитую солнечным светом комнату. Сергеевна плюхнулась в одно из кресел и, с трудом выдыхая, принялась обмахивать себя носовым платком. Тут же на краешек стола присела и Валентина.

– Фу, какая духотища! Валька, открыла бы форточку!

Та послушно направилась к окну, но не дойдя до подоконника, остановилась:

– Какие здесь форточки, Сергеевна, ты же не у себя в хрущовке на пятом этаже! Здесь, милая, кондиционеры!

Она щелкнула тумблером, тут же раздался гул кондиционерной установки. Валентина оперлась на подоконник и, прищурившись, посмотрела вниз. С огромной высоты открывалась панорама громадного мегаполиса. За спиной послышался голос Сергеевны:

– Ну, как там погода? Дождя не было, пока мы поднимались?

Оглавление | Следующая страница