Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Публицистика

Фальшивомонетчики


Оглавление | Назад | Дальше

СПОСОБЫ ИЗГОТОВЛЕНИЯ

5. ЧАСТИЧНАЯ ПОДДЕЛКА

Современный инструмент «частичного поддельщика» за двести с лишним лет практически не претерпел никаких изменений. Чтобы переклеить или подрисовать лишний нолик на банкноте, по-прежнему нужны острое лезвие, клей, чернила, ножницы, авторучки или карандаши.

Вносить собственноручные изменения в настоящую государственную купюру научились с первым появлением бумажных денег. Когда при Екатерине II в России ввели бумажные ассигнации, то «казначейские враги» недолго думали, как им поступить. Правительственный указ от 1771 года недвусмысленно констатировал: «Известно нам, что в Санкт-Петербургский банк для вымена государственных ассигнаций поступило несколько подложных ассигнаций, то есть 25-рублевых, переписанных в 75-рублевые таким образом, что цифирь второй, и в строках написанное слово „25“ выскоблены и вместо того вписаны цифирь седьмый, а в строках словами семьдесят, но она при этом так осторожно учинена, что при первом взгляде и не будучи о том предуведумлену, трудно таковую подложность распознать». По тому же правительственному указу повелевалось провести изъятие всех ассигнаций 75-рублевого номинала и впредь бумажные деньги этого достоинства не вводить в обращение.

Но если «исторический» навар от переделки одной ассигнации в другую в то время составлял лишь пятьдесят целковых, то современный «оператор», обращая долларовую купюру в стольник, имел 99 процентов прибыли.

Так что способ переделки купюры малого достоинства в более крупную не нов. После Екатерины и правительство Николая 1 в 1842 году пыталось разрешить вопрос о том, какой степени тяжести считать преступление при окраске банковский ассигнаций в другие цвета. Как наказать преступника за обработку медной монеты под золото или серебро? Вопросы обсуждались неспроста: время от времени появлялись аферисты-художники, которые перекрашивали купюры мелкого достоинства в цвета банкнот более крупных номиналов. Серебрили и медную монету.

Относить такие нарушения к фальшивомонетничеству, как считали многие юристы того времени, было бы смешно. Ведь новых денег, применяя специальную бумагу и инструмент, никто не изготавливал. Значит, разряд таких преступлений подпадал под статью о мошенничестве или подлоге. Хотя многие члены Государственного Совета полагали, что подобные деяния надо признавать не только воровством и мошенничеством, но и преступлением против государственной казначейской системы, а потому карать таких нарушителей необходимо по всей строгости закона о подделке.

Другая и надо заметить, большая часть членов Государственного совета, находила, что подобные нарушения «не совсем то, что подделка денег», частичные подделки не так часты и потому не заслуживают самой суровой кары. Во-первых, потому как мошенник не нарушает прав власти на денежную эмиссию, а во-вторых, вред от такого обмана не столь значителен, ибо изменять цвет бумаги можно было только ассигнациях синего цвета. Красные же, превратить в белые или другие цвета было вообще проблематично. К тому же, если даже перекраска и золочение преступникам удавались, то дублирующие купюру обозначения в виде надписей и цифр, указывающие ее настоящие достоинство, оставались. А потому, как считали чиновники, подлог быстро обнаруживался.

Тем не менее, статью о перекрашивании денег в другие цвета и о строгом наказании за подобные преступления, решено было включить в новый уголовный кодекс. Одновременно и работники судов получили указание – подводить под мошенников-красителей статью о подделке денег. Правда, к рекомендации была приписана и сноска, дескать, судить по всей строгости, но не приводя наказание в исполнение. Пока новый уголовный кодекс не будет официально утвержден.

Но если за перекраску банкнот и монет все-таки как-то щадили, то за изготовление при переплавке из драгоценных монет различных украшений, редкой утвари и других предметов, карали по всей строгости. И профессиональных ювелиров, и домашних дел мастеров. Дело в том, что за перелив государственной монеты из благородных металлов и изготовление из нее всяких безделиц «мастера» и заказчики получали, как говорят, под завязку. Перелив наказывался так же строго, как и полная подделка.

Современную Россию частичная подделка охватила с приходом доллара. В начале 90-х настоящие американские деньги 95 процентов видели разве что на карикатурах. А потому заокеанскую валюту «не чеканил» разве что самый ленивый аферист. Последние вырезали баксы с плакатов, из журналов и пускали их в оборот. В Перми был зарегистрирован факт, когда с несколькими киоскерами рассчитывались… книжными закладками. Гораздые на выдумки коммерсанты от полиграфии одно время печатали доллары на мелованной бумаге. Одна сторона такого бакса, на которой изображалось исторические американское здание с номиналом купюры, оставалась без изменений. А на другую, вместо лиц президентов впечатывались морды забавных животных или какие-либо другие картинки. Так вот, самым предприимчивым гражданам удавалось покупать в киосках товар на коммерческие доллары-картинки. И алчные продавцы «покупались», при этом еще и сдачу давали в российских рублях.

Вспоминается история, когда мошенники, представлявшиеся работниками Сбербанка, разъясняли пенсионерам ход проходящей в стране денежной реформы. При этом показывали «новые» казначейские билеты с изображением Путина. К радости пенсионеров деньги были сродни доперестроечным червонцам с портретом «самого человечного человека» дедушки Ленина.

Что и говорить, наши пенсионеры, сколько их не обманывай, все равно покупаются на жульничество. Соглашаются обменять деньги не в кассе Сбербанка, а у себя в квартире, помня, какие очереди приходилось им выстаивать при обменах денег, как при советской, так и при российской власти. И лишь после ухода «банковских работников» вскрывалась истина: новые банкноты всего лишь фантики, изготовленные с помощью цветного принтера или ксерокса. Надо ли говорить, что наложить портрет Путина на профиль вождя пролетарской революции при современных возможностях компьютерных программ довольно просто.

Показывали мне и укороченную тысячную купюру, слепленную из самого что ни есть настоящего материала. Этот вид частичной подделки, подделки, всплывший из недавнего прошлого, относится к самым экзотическим методам. Например, девять банкнот разрезается особым образом вдоль определенных линий защитной сетки на 18 частей. Все части переставляются, в тоге получает уже 10 купюр. В основе этой «дизайнерской» методы заложена теория называемая «парадоксом исчезающих линий». Но труд разрезки, перестановки и склейки, довольно кропотливый, поэтому должного отклика у мошенников не нашел.

Оглавление | Назад | Дальше