Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Публицистика

Фальшивомонетчики


Оглавление | Назад | Дальше

СПОСОБЫ ИЗГОТОВЛЕНИЯ

СБЫТ

-Молодой человек, почему вы продаете доллары

по цене в два раза выше фактической?

– А как вы хотели? Ручная работа, да еще в ночное время…

Ходит байка, дескать, когда в середине 50-х годов ХХ века возводился стадион «Лужники», строители сломали древнюю колокольню, и под развалинами, в церковном подземелье нашли схрон, набитый екатерининскими ассигнациями. Пригляделись, а деньги, точь-в-точь похожи на ходившие в то время советские купюры. Говорят, что рабочие на радостях оккупировали вечером первый же магазин и скупали в полумраке все, что попадалось под руку.

Распространителей, или сбытчиков, Уголовный кодекс делит на две категории – недобросовестных и добросовестных. Первые караются по всей строгости закона. Против вторых, тех, кто несознательно использовал фальшивые деньги, приобретая в торговых точках товары и продукты, пользовался услугами сервиса, тоже возбуждаются уголовные дела. Конечно, вместо сурового наказания, которое может выразиться в нескольких годах тюремного заключения, последует порицание и привлечение к добровольному сотрудничеству. Оно и понятно, «штрафник», должен делом и честными показаниями искупить свою вину. Ведь оперативникам крайне необходимо установить цепочку, по которой фальшивая банкнота поступила к последнему владельцу. Выявив все звенья, и тщательно опросив всех свидетелей, сыщики в конечном итоге доберутся до изготовителей. Но и преступники стараются в самом начале операции по сбыту фальшивок сразу запутать следы. А потому для любого фальшивомонетчика вопрос первого сбыта – очень ответственный момент. Что будет с банкнотой на третьем или десятом этапе – ему не важно.

Рынки, базары, вещевые ярмарки – самые привлекательные места для сбытчиков фальшивых денег. Сыщики ГУВД Подмосковья, где была организована сводная спецгруппа по борьбе с «криминальными менеджерами», не оставляют эти злачные места без присмотра. Давно известно, что московская окраина и ближнее Подмосковье по линии «самопальной валюты» стали самыми криминогенными регионами. Это и понятно: денег на этих рынках крутится не меньше, чем на столичных, зато «надуть» провинциала и всучить ему фальшивую купюру, куда как проще, чем москвичу. Правда, как отмечают подмосковные следователи, число уголовных дел за фальшивомонетничество становится все меньше и меньше, хотя число фальшивых рублей и баксов только увеличивается. Есть этому и объяснение: попадаются в основном подростки и дилетанты. Последние, кстати, стали в массовом порядке отказываться от опасного бизнеса. Поэтому их места стали занимать люди пожилого и пенсионного возраста. Лучший вариант для сбытчика – «впарить» фальшивку провинциалу, подслеповатому старику или невнимательному подростку.

Жительницу подмосковного Ступино тетку Валю удалось обвести вокруг пальца. Выяснилось это только тогда, когда она прибыла на столичный рынок близ станции Измайлово за покупками. Хотелось приобрести кое-какие недорогие вещички. Нашла то, что хотела, вытащила кошелек с долларами. Продавец не возражал, напротив, оглянулся по сторонам, чтобы милиционеры не нагрянули во время сделки, в которой участвовала валюта. Секунда – и деньги перекочевали в руки нового владельца. Тетка Валя потянулась за покупкой. И тут произошло неожиданное для нее действо. Парень-продавец схватил ее за плечо, развернул на сто восемьдесят градусов и заорал на весь рынок, дескать, что это ты, старая аферистка, мне подсунула. Затем стал яростно комкать купюры с изображением президентов далекой страны. Но уже через полчаса, рыдая, тетка Валя объясняла в комнате милиции, что ничего не смыслит в иностранных купюрах, а купила их в Ступино у одного интеллигентного гражданина, дабы обезопасить свои сбережения от инфляции.

Когда работниками милиции были внимательно осмотрены все зеленые, стало ясно: женщина подверглась элементарному мошенничеству. Все объяснялось очень просто. Интеллигентный гражданин, обменивая теткины сбережения на доллары, подсунул ей «куклу» из десятидолларовых банкнот. Из всей пачки настоящих было только две – сверху и снизу. А середина состояла из ксерокопированных.

Сбыт фальшивых денег идет во всех уголках нашей необъятной родины. В городе Лесозаводске, что в Приморском крае бабулька, которой перевалило за семь десятков, решила положить денежки на срочный вклад «Востокбизнесбанка». Подала оператору пачку сторублевок, приговаривая, что это сбережения на ее похороны, дабы после смерти родные не носились по знакомым и не занимали деньги. Оператор вложила пачку сотенных купюр под луч ультрафиолета, и вскоре выяснилось, что несколько банкнот были отпечатаны вовсе не на фабрике Гознака. Под белы рученьки пожилую женщину препроводили в милицию. Там-то и выяснилось, что фальшивками ее снабжал заядлый рецидивист 38-летний Игорь Б. Без приглашения следователи нагрянули к бывшему зэку в гости, где и застали всю «честную компанию». Оказалось, что Игорь Б., ранее получавший сроки за кражу, распространение наркотиков, хулиганство, являлся идейным вдохновителем подпольной полиграфии, а непосредственным изготовителем фальшивок был некий Вадик – студент 1 курса Хабаровского политехнического института, который печатал «деньги» на цветном принтере. Сбыт подделок был распределен среди пенсионеров. Пожилые сбытчики прекрасно знали, каким неблаговидным делом занимаются. Ведь главарь банды оставлял им в качестве вознаграждения треть от полученной выручки. В ходе следствия старики признавались, что прибавка к пенсии была довольно весомой, и отказаться от такого легкого заработка в сложные экономические времена, было выше их сил. Зато подделки, принятые от бабушек и дедушек, которыми они расплачивались не только на рынках, но и в государственных учреждениях, тревоги у продавцов не вызывали.

Пенсионеров довольно часто привлекают к сбыту фальшивых денег. На допросах, старички, как правило, начинают хитрить, увиливать и выдвигать самое веское оправдание: мол, фальшивки были получены у незнакомых лиц в качестве сдачи на рынке, при размене крупных купюр на мелкие. Московским сыщикам удалось надеть наручники 70-летнему уроженцу Грузии, который продал оперативникам 10 тысяч фальшивых долларов за полторы тысячи настоящих. При этом выяснилось, что пенсионер занимался сбытом фальшивой валюты достаточно давно и являлся активным членом грузинской ОПГ. Банкноты, которыми он успешно торговал изготавливались методом плоской офсетной печати на промышленном оборудовании в одной из типографий. Словом, криминальный бизнес был поставлен на широкую ногу.

И еще один нонсенс. Нынче преступник славянского происхождения не желает рисковать и заниматься непосредственным производством фальшивых банкнот. Гораздо удобнее приобрести поддельные деньги у заезжего кавказца, который в свою очередь с радостью готов обменять их по курсу за 100 фальшивых долларов – 65–70 настоящих. А если потратиться на билет и посетить рынки и базары непосредственно в Чечне, Ингушетии и Дагестане, то левые деньги можно купить и по цене 50 настоящих баксов за 100 самопальных. «Нарисованный кусок» (купюра номиналом в 1000 рублей) продается от 300 до 500 настоящих.

Впрочем, и до революции мошенники, пачками «по выгодным ценам» продавали фальшивые кредитки. При этом, творили самые настоящие фокусы. Сначала изготовлялась кукла. Но не из фальшивых банкнот, а из газетной бумаги, которая с обеих сторон и обкладывалась поделками. Продавая такие пачки, они умудрялись брать с покупателя письменное обещание с его личной подписью о том, что, покупая фальшивки лондонского производства и высокого качества, клиент обязуется никому не выдавать сей тайны. Далее события разворачивались уже по современной. По окончании обмена-сделки появлялся другой аферист, уже в полицейском мундире. Хватал за рукав продавца фальшивок, собираясь тут же доставить его в околоток. И пока преступник упирался, покупатель фальшивок, пользуясь возможностью, бросал портфель с вещественными доказательствами и бросался наутек. Понятно, что в руках аферистов оказывалась не только их кукла, но и настоящие деньги обведенного вокруг пальца простофили. В конце XIX века, поддельные русские ассигнации продавались не только доморощенным простакам, но и иностранцам. Через особых посредников, проживающих в Германии, Италии, Франции, за треть номинальной стоимости. Ведь русские деньги были свободно конвертируемой валютой, легко обменивалась и пользовались спросом по всей Европе. С помощью различных ухищрений специальные агенты перевозили «фабрикаты» через границу и перепродавали их за полцены известным лицам. Скупщиками в России были в большинстве случаев кассиры крупных фабрик, которым приходилось делать большие платежи, а отчасти и чиновники из рядов интендантов и казначеев. Доходы от покупки фальшивых бумажек были настолько велики, что соблазняли на преступления нередко даже таких лиц, о «которых нельзя было и подумать, что они могут заниматься таким грязным делом».

С давних времен сбытчики фальшивок подметили одну немаловажную деталь: сдачу, в виде смятой или сложенной пополам купюры, покупатель автоматически сунет в карман или кошелек. Иногда грубым фальшивкам, специально придается потертый и замусоленный вид: в девяноста девяти случаях из ста спешащий или невнимательный человек, получая сдачу, не обратит внимания ни на плотность бумаги, ни на водяной знак, ни на специальный штрих-код. А уж проверять деньги на просвет в темное время и подавно никто не станет. На это и рассчитают сбытчики фальшивок.

Два подростка решили сходить на дискотеку. Кассир получила от одного из них сторублевую купюру, сложенную в несколько раз, и даже не развернув, отдала два билета и сдачу. И только через несколько часов, подсчитывая выручку, обнаружила подделку. Набрала номер телефона милиции… Ребят взяли под руки во время заключительного танца. «А что, пошутить нельзя? Мы ничего не подделывали, а только вырезали сторублевку из журнала…» Обратная сторона купюры и в самом деле была плотно заполнена типографским шрифтом.

Когда Советский Союз приказал долго жить, фальшивомонетничество стало одним из самых распространенных преступлений. Подделки прямо-таки наводнили обе российские столицы, города Дальнего Востока, приграничные районы страны. Оно и понятно: заниматься сбытом подделок с минимальным риском можно было или в чересчур многолюдных городах или на окраинах. В дальневосточных портах, куда с японских островов и по сей день поставляются крупные партии автомобильного «секондхэнда», заезжие покупатели иномарок порой скупали их оптом и в розницу. Огромные суммы наличных, как российских так и иностранных денег, на треть сдабривались фальшивками. На Урале милиционерам удалось обезвредить группу сбытчиков поддельной валюты, которые покупали у населения подержанную бытовую технику опять-таки за фальшивые банкноты. Продавцов они искали по объявлениям в рекламных, периодических изданиях. Понятно, что вся эта техника тут же перепродавалась уже за настоящие баксы.

Очень много подделывалось «рублей» образца 1993–1994 годов. В Москве на вещевых и продуктовых рынках, где жулье особенно рьяно расплачивалось фальшивыми деньгами, оперативники даже устраивали продавцам специальные семинары по отличию настоящих купюр от подделок.

Разъяснительный опыт столичной милиции переняли и на периферии. В Перми также сотрудники ОБЭПа обучали продавцов и всех желающих, как быстро и правильно выявлять фальшивую банкноту. Преподаватели посчитали, что лучшим способом обучения, может стать запланированная «провокация». Выглядело это приблизительно так: поддельная купюра довольно грубой работы вручалась продавцу. И если торгаш, не обратив внимания на фальшивку, принимал ее и отпускал товар, то оперативники тут же признавались в обмане, а потом еще в течение некоторого времени обучали материальное лицо, на предмет распознавания фальшивых денег. В конце беседы выдавалась соответствующая инструкция-памятка, которую продавец по просьбе милиционеров вывешивал в своей торговой точке, не только для себя, но и перед глазами покупателей. Акция «по повышению распознавательной квалификации» привела к положительным результатам: первое время после ее проведения наплыв фальшивых денег заметно схлынул, бдительность продавцов возросла. Но… не надолго. Через пару месяцев внимание к покупательским купюрам было вновь ослаблено.

Но масса фальшивых денег стала всплывать и в огромных супермаркетах, универмагах, торговых центрах. Такой наглости оперативники от «реализаторов» фальшивых денег не ожидали. Иногда разыгрывались самые настоящие спектакли. В конце 70-х в ювелирный магазин в районе Петровки в Москве зашел обычный мужик, долго прохаживался вдоль прилавков, видно было, что приценялся. Но продавцы также отметили, что он чего-то остерегается. А мужик перешел к конкретным действиям: просит показать то одно, то другое, но ничего не выбирает. Словом, всех продавцов утомил. Наконец решается сделать выбор, а конкретно – покупает самые роскошные драгоценности. У продавцов глаза на лоб – товара на несколько сотен тысяч! Короче, ему на все эти побрякушки выписывают чек, он идет к кассе оплачивать. Выкладывает на «блюдечко» пачки свежих банкнот, и кассир тут же начинает их пересчитывать. Рядом стоит заведующая секцией, которая и замечает, что деньги-то фальшивые. Незаметно вызывается милиция, которая появляется буквально через мину

у. Мужика задерживают очень оперативно. Руки фальшивомонетчику заламывают. Поддельные деньги, как и все золотые побрякушки, изымаются в качестве вещественных доказательств, да и для того, чтобы снять отпечатки пальчиков. Милиция в таком же скором темпе удаляется.

Все рады и довольны. А через пару минут открывается дверь и опять появляется милиция. И как выясняется, теперь уже настоящая. С директором ювелирного тут же сердечный приступ произошел.

Когда фальшивками в конце прошлого века заполонялась Москва, эксперты стали изучать «портрет» сбытчика. Кто он, откуда? И пришли к выводу: коренные москвичи довольно редко расплачивались фальшивками. Как правило, большинство из преступников – гастролеры. Приехал в первопрестольную, посетил два-три магазина, сходил на рынок, «выбросил» тысячу другую зеленых, или несколько сот тысяч рублей – и был таков. Такая же ситуация была и в других крупных городах, где сбытов поддельных денег занимались «гости».

Но после того, как в 1995 появились новые «многотысячные» купюры с усложненной защитой, «пачкаться» с тиражированием новых российских миллионов стали еще меньше. Но вдруг, появились «мастера аппликации». К тысячным купюрам подклеивалась пара ноликов, затем дензнак проглаживался утюгом, после чего самобытные фальшивомонетчики отправлялись на базар или в магазин. Многим подобные «номера» безнаказанно сходили с рук – сотрудников милиции на всех преступных реализиторов крайне не хватало.

Один деятель, из наших российских военнослужащих, полгода не получавший жалованья, украл женскую норковую шубу. Тут же подвернулась командировка в Богом забытый северный гарнизон. Прихватил с собой и шубейку, которая была продана почти втрое дороже магазинной цены. Дело в том, что за модную одежду с военным расплатились фальшивыми рублями. Причем, офицер отлично понимал, что ему «всучили» подделки не самого лучшего качества. Но не менее красочное представление началось, когда он вернулся к месту дислокации своего подразделения. Он одарил фальшивками чуть ли не всех сослуживцев. И все брали, и все бежали в лотки и киоски. Хотя тоже все знали, что деньги поддельные. Но самое интересное, что родственники и знакомые советовали держателям фальшивок: будьте, мол, осторожными и не попадайтесь милиции.

Тут важно обратить внимание на один нюанс. Дело в том, что по Уголовному кодексу фальшивомонетничеством признается лишь высококачественная подделка денег или ценных бумаг. Умышленные же действия, связанные со сбытом самопальной купюры или ценной бумаги, квалифицируется как мошенничество, которое совершается в расчете на невнимательность или некомпетентность отдельных лиц. Например, в самом начале 1998 года в Рязанской области появились передвижные бригады «деноминаторов», предлагавших сельским жителям услуги по быстрому обмену денег. Для тех, кто проявил торопливость, разочарование наступило сразу, как только они попытались сделать покупки на полученные взамен купюры. Они оказались фальшивыми.

Очень часто сбытчики фальшивых купюр пользуются услугами рекламодателей. Раскрываешь, к примеру, рекламную газету «Из рук в руки», а в ней несчетное количество объявлений желающих продать свою машину, мебель, компьютер, видеомагнитофон и всякое другое добро. В солидной пачке денег, врученной продавцу-частнику, который пожелал воспользоваться услугами рекламного издания, треть купюр может оказаться фальшивыми. А если этот продавец никогда в жизни не держал в руках доллары и в глаза не видел «еврики», то обмен товара на деньги происходит без сучка и задоринки. Примеров – не перечислить. Так, в Новосибирске, нуждающийся в деньгах Олег М. дал объявление в местной газете о продаже телевизора и видеомагнитофона. На следующий день в его дверь позвонили два брата. С порога заявили, что давно мечтали приобрести видеодвойку по сносной цене. Сумма за японскую накрученную видеотехнику была на порядок ниже, чем в магазине, что очень братьям импонировало. Тут же в кармане продавца осело восемь стодолларовых купюр.

Раскланявшись с братьями-покупателями, продавец помчался обменивать баксы. Каково было его удивление, когда оператор обменного пункта признал во всех сотенных фальшивки. Прибывшие на место происшествия сотрудники ОБЭП побывали у Олега М дома, где незадачливый продавец показал следователям еще четыре банкноты, которые также были отпечатаны способом офсетной печати в глубоком подполье. Братьев удалось задержать. В один голос они утверждали, что сами стали жертвами обмана. По выгодному курсу приобрели доллары около обменного пункта. В процессе следствия раскаялись и божились, что больше никогда в жизни ни у кого и никогда не станут приобретать ни российские, ни иностранные деньги с рук. Между прочим, как считают оперативники, это первое и главное правила для всех, кто не желает быть обманутым.

Сбытчики фальшивых купюр давно подметили, что риск быть пойманным во время реализации подделок, резко снижается в вечернее и ночное время, когда фальшивкой крупного номинала можно расплатиться с таксистом, при этом получить сдачу нормальными деньгами. В годы Гражданской войны поддельные бумажные марки, считавшиеся в то время разменной монетой, сбывали не только на рынках и базарах, но и в транспорте. Зарегистрирован документальный факт, когда гражданка А. А. Петрушевская принесла в милицию 1 Адмиралтейского подрайона Петрограда фальшивые деньги. По ее признанию, получила она их на сдачу, когда, отдала кондуктору за проезд 20 рублей. Кондуктора быстро отыскали, но женщина, как в ни в чем ни бывало, только пожала плечами и ответила, дескать, вполне возможно, что сама не заметила, как кто-то из пассажиров расплатился за проезд поддельными 20-копеечными марками.

Подмечено, что бдительность продавцов в торговых киосках, палатках, на лотках снижается к концу рабочей смены. И обнаруживаются подделки чаще всего уже сотрудниками банков при пересчете сданной торговлей выручки.

Простой пример, которых сотни. В одно из ночных заведений ввалилась компания юношей и девушек. Заняли столик, заказали по бутылке пива. Расплатились 500-рублевой купюрой, что не вызвало у бармена никакого подозрения, и он отсчитал сдачу. Но через час та же компания вновь посетила бар, и снова было заказано пиво. Казалось бы, ничего особенного: молодежь решила «догнаться». Опять последовала расплата пятисотрублевкой, и исправно полученная сдача. Но когда мальчики и девочки уже к полуночи пришли в третий раз, и за пиво снова была предъявлена купюра в 500 рублей, это вызвало у бармена подозрение. Хотя, надо отметить, сколько не проверял сотрудник ночной торговой точки банкноты, установить их фальшивость ему не удалось. Зато распознали сотрудники милиции. Что интересно, компанию долго ждать не пришлось: во втором часу ночи молодежи снова захотелось пива. Милиционеры попросили предъявить наличные карманные средства, среди которых оказалось несколько фальшивых стодолларовых и пятисотрублевых купюр.

Житель города, даже отправляясь в обменный пункт, должен быть настороже: даже в этом банковском учреждении он может получить фальшивый денежный знак. И вовсе не потому, что недобросовестный кассир реализует поддельную банкноту, а в силу того, что контрольные детекторы могут оказаться или старыми, или несовершенными. И если уж клиент щепетилен, или уже научен горьким опытом, то обязательно попросит оператора переписать на квитанцию номера купюр. И если деньги окажутся самопальными – предъявит претензии банку и напишет заявление в милицию.

Хотя никогда не стоит забывать, что и за толстым, пуленепробиваемым окошком за вами тоже может вестись наблюдение. И если кассир полагается не на работу приборов при проверке купюры, а на свое мнение и опыт, то имеет полное право экспроприировать ваши деньги для более полной экспертизы. Только не забудьте взять у оператора справку, которая должна быть составлена в двух экземпляров. Один из них ваш.

Еще одна примечательная особенность сбытчика – его интернациональность. Обычно в преступную группировку входят представители нескольких национальностей.

Некто Юрий К, осевший после длительного тюремного срока в Перми, успешно сбывал фальшивые американские доллары фирмачам. При этом не скрывал своего истинного имени и даже, при необходимости, козырял настоящим паспортом.

А началось все с того, что за две тысячи настоящих долларов он купил 10 тысяч фальшивых купюр, номиналом по 100 долларов. Облачившись в строгий деловой костюм, первый свой визит он нанес в фирму, занимающуюся оптовыми поставками продуктов. Представился директором компании, заказал партию товара и в качестве расчета предложил наличные доллары. Какой же предприимчивый администратор откажется от наличности? К тому же щедрый покупатель, оставивший визитку, обещал через неделю снова приехать за товаром.

Но ни через неделю, ни через месяц Юрий К. так и не появился. А когда бухгалтер оптовой компании решила сдать американскую валюту в банк, выяснилось, что все купюры – искусная подделка. Оптовикам ничего не оставалось делать, как обратиться в милицию. Оперативники приняли заявление, составили протокол и признались, что это не первая компания, которую обвели вокруг пальца.

С каждым днем «кинутых» бизнесменов, с которыми Юрий К расплачивался фальшивыми долларами, прибавлялось. Одному из генеральных директоров, с которым он подписал договор о закупках товара, он вручил 2000 «зеленых» в качестве залога и при этом просил, чтобы тот их не тратил. Обещал опять-таки в конце недельки приехать с рублями, расплатиться и забрать баксы.

Когда слух о мошеннике-покупателе прокатился по городу, Юрий К. оставил «работу» с фирмачами и переключился на частных лиц. Рекламные газеты, в которые обыватель подавал объявления о продаже ненужных вещей, оказались как нельзя кстати. Из фирмача он переквалифицировался в представителя компьютерной компании, которая занималась посредничеством при перекупке и продаже электронной техники и комплектующих к ней. В жертвы мошенник теперь выбирал, как правило, людей со средним достатком. Тех, кто, решил обменять подержанную технику на новую. Каким-то седьмым чувством Юрий К. определял хозяина компьютера, монитора, принтера или сканера, который нуждался в «быстрых» деньгах, наносил визит и, поторговавшись для приличия, предлагал доллары. Если продавец отказывался брать американские деньги и просил только отечественные, Юрий готов был тут же сбегать в «обменник». Но после этого уже обратно не возвращался. Нисколько не комплексовал, когда продавец, прежде чем отдать товар, долго и скрупулезно изучал 100-долларовые купюры, предложенные Юрием.

Если хозяин просил покупателя предъявить свои документы, Юрий без страха протягивал свой паспорт. Уже потом, на следствии, мошенник скажет сотрудникам правоохранительных органов, что при любой сделке он старался поступать честно: никаких вымышленных фамилий, никаких поддельных документов. Кроме долларов, конечно.

А «вычислили» сбытчика баксов, по телевизору, за который он также расплатился поддельными долларами и в этот же день отнес в комиссионный магазин. Почти все городские ломбарды и комиссионки уже находились у оперативников под наблюдением. Когда от обманутых хозяев телевизора поступило сообщение, что покупатель расплатился с ними фальшивыми деньгами, при этом показали визитную карточку, которую им оставил преступник, сыщики вновь провели рейд по комиссионкам и на одной из квитанций обнаружили знакомую фамилию и домашний адрес. Дверь в квартиру открыла женщина, сам же Юрий К. был на кухне.

При аресте и допросе вел себя преступник, так сказать, «по понятиям». В смысл «понятий» входило, что «дергаться» теперь уже не было никакого резона. А потому сразу показал набитый фальшивками тайник, который находился под одной из кафельных плиток в туалете. И даже попросил сожительницу, принести его портмоне, из которого извлек еще четыре 100-долларовые поддельные бумажки. В ходе следствия и очных ставок выяснилось, что «герой» оказался отличным артистом, без сучка и задоринки, сыгравший роль процветающего бизнесмена. Перед каждой встречей с представителями фирм, он перевоплощался в статус нового русского. Все, кто имел с ним дело, в один голос утверждали, что на переговорах Юрий К. был уравновешен, спокоен, умен и даже доброжелателен. Никогда не настаивал на своем. Умел пойти на уступки, а в нужный момент и в нужном месте вставить шутку или каламбур. Словом, мошенник вызывал полное доверие собеседников по бизнесу, за что и получил 12 лет строго режима.

Как же все-таки не попасться на фальшивые деньги, если человек задумал продать вещь по объявлению? Психологи советуют прибегать к довольно простому приему, дабы предотвратить мошенничество. Достаточно заранее намекнуть партнеру по сделке, чтобы он не приносил фальшивых денег. Понимая, что вы настороже, он вряд ли рискнет разбивать основную сумму поддельными купюрами, а то и вовсе навсегда исчезнет из поля вашего зрения.

Крупные преступные синдикаты, специализирующиеся на изготовлении фальшивых денег, предпочитают работать под заказ. В начале 2002 года в УБЭП ГУВД Москвы поступила информация о преступном канале, по которому в европейские страны поставляется фальшивая валюта. В ходе расследования и было сделано заключение, что деньги поставляются только под конкретный заказ. Сами сыщики и решили стать клиентами. Подготовили легенду и через посредников сообщили «печатникам» о намерении прикупить целый чемодан фальшивок. Изготовители клюнули на удочку. На встречу с «солидными людьми» решился не простой сбытчик, а один из руководителей подпольной типографии, гражданин Греции Иван Татариди. Взяв себе в телохранители жителя Казахстана Константина Шимпаренка, который и держал в руках чемодан с подделками, продавцы и покупатели приступили к переговорам. После торгов договорились, что сделка состоится из расчета 38 центов за один фальшивый доллар. Всего в кейсе оказалось 145 тысяч подделок в сотенных купюрах. Оперативники отсчитали 55100 долларов, передали их «партнерам» и только после этого надели наручники.

Преступники не скупились на показания и признались, что фальсификат печатали в Греции типографским способом. А потому схожесть подделок с настоящими баксами была уникальной. Из Интерпола московским милиционерам пришло поздравление с удачно проведенной операцией и сообщение, что купюры с «греческими» номерами за последний год буквально наводнили европейские страны.

Но со сбытчиками и перевозчиками поддельных банкнот у представителей органов правопорядка порой возникают и трудности. Все от несовершенства закона. Случаются ситуации, когда оперативники не имеют права задерживать человека, хотя прекрасно знают о его причастности к подпольной типографской деятельности. На это счет представитель отдела по борьбе с фальшивомонетничеством делился своим мнением. «По существующему законодательству уголовная ответственность грозит лишь за сбыт поддельных денежных знаков, а также за их изготовление с целью сбыта… Помню, был у нас случай с одной семейкой: отец напечатал доллары, а сынок пытался их продать. Когда их арестовали, папаша стал выкручиваться: мол, знать ничего не знаю, я эти картинки с долларами наштамповал, чтобы ими кухню оклеить – для оригинальности, а сынок мой без разрешения потащил их на продажу. В итоге наследника-то посадили, а папочку пришлось отпустить… Подобные накладки случаются и с курьерами, перевозящими партии фальшивок: да ничего не знаю! Я лишь курьер! И показывает удостоверение. А что в этом чемодане одному Начальнику известно! Часто для этой цели нанимают женщин. Задерживаем мы такую „инкассаторшу“, изымаем у нее, может быть, даже 200–300 тысяч поддельных долларов, но арестовать не можем: она ведь эти подделки не изготавливала, и никому сбыть не пыталась. Хотя в целом, статья 186-я, предусматривающая наказание за фальшивомонетничество, достаточно сурова к нарушителям закона. Даже за попытку сбыта одной-единственной пятидесятирублевки можно получить срок до 8 лет».

Оглавление | Назад | Дальше