Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Публицистика

Фальшивомонетчики


Оглавление | Назад | Дальше

ПОДДЕЛКА ГОСУДАРСТВЕННЫХ БУМАГ
И ФИНАНСОВЫХ ДОКУМЕНТОВ

ПРОЕЗДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

Начиная с перестроечных лет, транспортники по пассажирским перевозкам несут огромные убытки. В бытность СССР за проезд расплачивались наличкой. В метро в проходной турникет бросали пятачок, в наземном транспорте кондуктор взимал мелочь. Талоны, карточки и всякого рода бумажные проездные документы – заслуга рыночных отношений. Впрочем, сказать «заслуга» значит покривить душой. Скорее не заслуга, а колоссальный просчет. Причем, просчет, запланированный постоянной инфляцией, когда транспортники вынуждены чуть ли не каждые полгода увеличивать цены за проезд. Трудность и в том, что перенастройка торговых и обменных автоматов выливается в копеечку, не раз случалось, что техника морально устаревала и настроить ее на нужную монету или купюру специалисты уже не могли. Об этом пассажиром метрополитена до сих пор напоминают советские автоматы по размену пятаков – огромные коробки на некоторых станциях все еще висят на стенах.

Когда наличные деньги при расплате за проезд принимать не стали, а оплата в транспорте была переведена на бумажные талоны и карточки, подельщики проездных документов праздновали победу. Проездной билет или талон, даже с магнитной лентой, – это далеко не банкнота, он далек от идеального качества. И только самый ленивый «блинопек» не использовал свой шанс. Надо заметить, что преступники середины 90-х годов прошлого века, когда фальшивобилетный бизнес проявил себя во всей красе, занимались не только подделкой новых проездных документов, то и восстановлением уже использованных.

Мне рассказывали, что в Саранске милиционерам удалось накрыть мастерскую, оборудованную в одной из частных квартир, где местными безработными обновлялись использованные проездные талоны. Почин исходил от супружеской пары. Женщины, как известно, держать язык за зубами долго не могут. Однажды супруга похвалилась знакомой о своем нетрадиционном бизнесе, а через некоторое время уже не один десяток жителей близлежащих домов по улице Павлика Морозова изымали из урн на остановках использованные талоны и давали им вторую жизнь. Ума много не требовалось, а сама технология реставрации была доступна даже младенцу: найденный талон замачивался в крахмальном растворе, а затем досуха разглаживался раскаленным утюгом. После выполнения этой нехитрой операции изделие становилось вполне пригодным для повторного употребления. Только одно огорчало супругов – происки конкурентов. С автобусных остановок постепенно исчез билетный мусор.

Но такое производство для настоящих поддельщиков считается рутинным и малопривлекательным. Куда прибыльнее организовать массовое, технологическое производство. Да не талонов, а многоразовых проездных карточек и билетов.

Так вот, буквально через несколько месяцев после того, как в московском метро пластмассовые жетоны были заменены картонными карточками, поддельщики стали осваивать их конвейерное производство. Правда, первые опыты были не всегда умелыми и качественными. К тому же и первые фальшивобилетчики работали кустарно и мелкомасштабно – метрополитен даже не почувствовал ущерба. На выслоте оказалась и транспортная милиция, которой гоняться по городским улицам за распространителями поддельных билетов было не нужно. Достаточно выйти на площадь перед входом в метро, чтобы увидеть мошенника. И «сваливались» поддельщики магнитных карт в лапы сотрудников правопорядка довольно часто.

Но так было, пока за дело не взялись настоящие профессионалы. В середине 2002 года в руки сыщиков попалось несколько распространителей фальшивых карточек. Специалисты провели не одну экспертизу, прежде чем поняли, что перед ними фальшивки. Такого качества им еще встречать не приходилось. Билеты были изготовлены из специального картона, который производился всего лишь в 2–3 типографиях и строго по заказу метрополитеновских финансистов.

Но распространители – это не изготовители. Теперь требовалось изловить последних и ликвидировать потайной полиграфический центр. В течение нескольких месяцев сотрудники столичного УБЭПа искали преступников, и все это время фальшивки не переставали поступать в продажу. Наконец, проживание главных персонажей было установлено. В одно и то же время обыски прошли на 16 квартирах сразу. В «мозговой центр» входили 12 человек – не только коренные россияне, но и представители Абхазии, Азербайджана, Украины.

Деятельность фальшивобилетчиков началась с установления дружеско-финансовых связи с работниками типографий, в которых по заказу администрации московской подземки печатались проездные билеты. Нашлись люди, которые по сходной цене готовы были продавать излишки специальной бумаги и картона. Отыскался и завод, специалисты которого за приличное вознаграждение изготовили аппараты для нанесения на картон магнитной ленты. Там же было разработано электронное устройство для кодировки той самой ленты. Портативная аппаратура и машины были установлены на одной из конспиративных квартир. Причем работала техника так тихо, что нисколько не мешала соседям почивать в ночное время суток. Когда квартирку вычислили и нагрянули с обыском, улик преступления было предостаточно. Более 40 тысяч уже готовых проездных, около 60 тысяч заготовок и четверть миллиона наличных рублей. Только на первую вскидку работники метрополитена определили убытки в 10 миллионов карбованцев. Но по заверениям финансистов – это лишь капля в море, от количества уже проданных билетов. В начале нового века преуспела в изготовлении фальшивых проездных и чувашская преступная группировка. Насытив подделками столицу своей республики, банда поддельщи

ов была очень даже заинтересована, чтобы расширить рынок и помочь соседям. Оперативники долго вертели в руках липовые билеты – качество проездных было безупречным. А потому обэповцы сделали вывод, что шайку надо брать немедленно. По качеству подделок было видно, что фальшивобилетчики могли поменять квалификацию на фальшивомонетчиков и вот-вот могли включить станок по производству денежных купюр. Брать мошенников нужно было с поличным, и тогда было решено внедрить в банду своего «казачка». Агента готовили по всем правилам детективного жанра: обеспечили средствами для прослушивания, наметили маршруты предполагаемого отхода, снабдили группой прикрытия на всякий случай. При этом в успешном исходе операции были заинтересованы не только оперативники Чувашии, но и марийские стражи порядка, потому как каждый третий пассажир Новочебоксарска и Чебоксар предпочитали ездить с липовым проездным. Дошел слух, что небольшая партия фальшивых проездных документов, изготовленных в Чувашии, уже попала и в Йошкар-Олу.

Арест нескольких сбытчиков ничего не дал: «пешки» просто не знали своих хозяев. Проездные они получали в одном месте, деньги оставляли в другом. Посредников между производителем и сбытчиков практически не было. Тем не менее, информацию о том, что «штаб-квартира» фальшивобилетчиков находится в столице Чувашии, оперативники получили. И через некоторое время агент «подрулил» к местной братве, представился и дал понять, что «йошкаролинские» тоже хотели бы подработать на продаже самобытных проездных. После нескольких наводящих вопросов чебоксарцы убедились, что у коллеги из соседней республики намерения самые серьезные. И к радости сыщиков был назначен день, когда «шпион» будет представлен «Папе», который в то время находился с недугом в туберкулезном диспансере. Передавая шифровку в «центр», агент надеялся, что встреча, по всей видимости, произойдет именно там.

Кто в нашей стране чаще всего лечится от туберкулеза? Конечно бывшие зеки, рецидивисты. И в воображении оперативников предстал образ старого урки – хилого, в наколках, постоянно кашляющего и ботающего только по фене.

Братки везли на стрелку агента по всем правилам конспирации: объездными дорогами, часто проверяя, нет ли хвоста. Машину остановили за километр до диспансера и приказали оставшийся путь проделать пешком: хотели еще раз убедиться, что парень никого за собой не привил.

«Директором производства» фальшивых проездных оказался житель Чебоксар интеллигентный парнишка лет 30. В разговоре с агентом долго петлял, держал дистанцию и про бизнес не обмолвился ни словом. Только на следующей встрече поинтересовался: имеется ли в Йошкар-Оле команда, которая может заняться конспиративной реализацией, много ли точек сбыта. И в конце разговора попросил представить расчет возможного дохода. Для выяснения остальных деталей и тонкостей потребовалось еще несколько встреч. И когда оперативник отправился на последнюю, чтобы получить «товар», оказалось, что больного и след простыл. Как поведали сестры – вылечился и выписался. Но те же сестрички, покопавшись в регистрационных книгах, снабдили оперативника адресом, по которому проживал «директор производства». Ничего не оставалось делать, как заглянуть в гости. И когда обэповец предстал пред очи главаря, тот сначала удивился: как нашел? Пришлось ответить в духе, что «дело прежде всего». В тот же день от представителя Чебоксар была получена первая партия фальшивых проездных в количестве 140 штук. В дальнейшем ожидалось переправить в Йошкар-Олу еще 500 фальшивок, а потом каждый месяц выделять по тысяче. Но и 140 хватило, чтобы надеть наручники.

Оглавление | Назад | Дальше