Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Публицистика

Фальшивомонетчики


Оглавление | Назад | Дальше

ДОЛЛАРЫ, ЕВРО И ДРУГАЯ ВАЛЮТА

БАКС «MADE IN RUSSIA»

СССР канул в Лету, а вместе с ним и статья уголовного кодекса, предусматривающая наказание за валютные махинации и контрабанду вплоть до расстрела. Стряхнув с себя красные флаги и мифический коммунизм, Россия объявила о ненаказуемости всех сделок, связанных с иностранной валютой.

Теперь, москвичи и туляки, рязанцы и куряне, даже могли свободно покупать колбасу и стиральные машинки, расплачиваясь за товар не только американскими долларами, но и монгольскими тугриками, если последние для кого-то могли представлять маломальский интерес. В один момент бакс стал такой же ходовой валютой в России, как и рубль. Не зря наш народ любит пересказывать анекдот, когда новый русский возвращается из США, где побывал впервые. «Что тебя там поразило, Вован?» – «Все! Но, пацаны, приколитесь: у них там везде башляют нашими баксами!».

И в самом деле, мы предпочитаем хранить заначки на черный день в «гринах». Может быть, поэтому «зеленых» фальшивок на территории нашей страны даже больше, чем «деревянных». Если верить неофициальным выкладкам, то на каждый «самопальный» рубль в России приходится 44 «левых» доллара. Причем, фальшивомонетчиков даже не пугает тот факт, что сбыть фальшивый бакс, куда тяжелее, чем рубль. В магазинах их не берут, а менять в банке – дело рискованное. Остается одно – рассчитаться валютой с доверчивыми гражданами.

Хочешь – не хочешь, а получается так, что каждый день, каждый час, каждую минуту огромные сотни тысяч россиян становятся жертвами фальсификаторов или мошенников.

Россияне, доселе не видевшие настоящих баксов, часто оказывались обманутыми. Кто-то продал «Жигуль» и получил выручку в качестве нескольких тысяч американских долларов, из которых только пара купюр оказывалась неподдельными. У кого-то в бумажнике вместо американских банкнот хранились эквадорские или австралийские деньги, а то и вовсе малоизвестная валюта. В начале 2004 года в обменном пункте американский доллар можно было купить за двадцать девять рублей с копейками. Если повезет. В школе, где учился сын, тетка-торговка продавала купюры номиналом сто и пятьдесят баксов по рублю за штуку. «Зеленые», задуманные чьим-то светлым умом для службы в качестве книжных закладок, – отменного качества, из мелованной бумаги. Правда, вместо портретов Гранта и Франклина изображены герои каких-то американских мультиков. Когда тетка устраивала выходной, бойкая торговля фальшивыми баксами не прекращалась. Нарисованными деньгами торговали ученики. И мелованные банкноты переходили из рук в руки уже по полтора рубля за штуку. Помнится, в эпоху валютной лихорадки, самые отчаянные жулики продавали на рынках и около обменников «баксы» которые служили фантиками для турецкой жвачки. Те, кто видел валюту впервые в жизни – брали.

На протяжении последнего десятилетия наш темный народ учили отличать настоящий доллар от фальшивого на жизненной практике. Без слез и без смеха не обходилось. На памяти криминалистов есть случай, когда сотрудник одной из московских киностудий пытался продавать бутафорские доллары, изготовленные на цветном ксероксе специально для съемок в фильмах. Было и такое «недоразумение», когда на одном из вещевых рынков Москвы провинциальному ротозею под видом 20-долларового билета продали лист бумаги размером 20х40 сантиметров, на котором была увеличенная копия купюры этого достоинства. Мужик – не псих, на неврологическом учете не стоял, но американские деньги видел впервые в жизни. Мало того – сам не без коммерческой жилки в голове. А потому, купив двадцатник, тут же решил «наварить» на этом деле и постарался продать его такому же «лоху». Но кто купит сувенирный плакат, выпущенный к 200-летию Америки?

Все это лишний раз доказывает, как с появлением бакса на нашей земле первым в фальшивомонетнический бизнес ударился кустарь-одиночка. Процесс изготовления крупных купюр из более мелких превратился в наиболее распространенный способ подделки заокеанских денег. «Народный» аферист-фальшивомонетчик середины 90-х не думал о станках и массовом производстве «к

пусты«. Поэтому в кошельки „лохов“ часто попадала мелкая долларовая купюра, искусно превращенная в крупную. Особой фантазии для этого не требовалось. На однодолларовую банкноту наносился нолик, самые жадные пририсовывали сразу два. На 5-долларовую – тоже нолик. Нолики либо приклеивали, либо дорисовывали. Доллар, ставший целой сотней окрестили как – „для самых хитрых с одной стороны, и для самых невнимательных, с другой“.

Из обращения изымались и попадали в экспертные отделы не только подделки с дорисованными нулями, но и такие, на которых подпись „ONE“ переправлялась на „USA“, фамилия Вашингтона заменялась на Гранта, после чего в конечном результате получался рукотворный полтинник.

Но обыватель постигал науку всегда быть начеку. А потому аферы с дорисованными нулями не всегда заканчивались удачно. Два художника – муж и жена – наделав из однодолларовых бумажек стольников, отправились по деревням области за покупками. Но в первом же поселке, когда попробовали разменять американские деньги, нарвались на неприятность. Деревенские ребята почувствовали что-то непонятное, связали жуликов и сдали их милиции.

Куда эффективнее и прибыльнее на протяжении почти пяти лет в Подмосковье действовал „кружок труда“ по изменению номинала долларовой банкноты из низшей в высшую. При этом аферисты не использовали ни типографических машин, ни цветных принтеров и ксероксов, ни какой-то специальной бумаги. Основные орудия труда – ножницы, клей, цветные фломастеры и настоящие американские банкноты мелкого номинала.

Вдохновителем коллектива являлся четырежды судимый Юрий Сотников. Это была его идея: делать крупные баксы из мелких. На скрупулезную работу с клеем и ножницами были ангажированы три дамы – Анюта Тасоева, Оксана Горпиняк и Марина Скобелкина. Они и вклеивали на 1 × 5-долларовые купюры нолики. Неважно, что портреты американских президентов при этом оставались нетронутыми. Оперативники потом просто удивлялись, что находились клиенты, которые скупали подделки с наклейками, изготовленные таким топорным способом. Тем не менее, цветные фантики почти у большинства покупателей не вызвали сомнений.

Когда первый капитал компании „Сотников и К“ был сколочен, мошенники принялись за усовершенствование технологии по выпуску иностранной валюты. Студия переехала из Подмосковья в столицу, где компания приобрела три шикарные квартиры. Цветные карандаши были заменены на компьютеры, цветные принтеры и сканер. Из подполья решили выйти, а потому официально зарегистрировали малое предприятие „Дибур“. Решился вопрос и с увеличением штата: девицам стали помогать несколько новых работников мужского пола. Зеленые нолики теперь не рисовались, а печатались на принтере, после чего вырезались и вклеивались добрым испытанным методом.

Генеральный директор требовал увеличения производства, перевыполнения планов. „Печатники“ спешили, а потому порой нолики и лица президентов вклеивались, говоря по-русски, „сикось-накось“: то клей размазан на купюре, то лицо президента монтировалось под пьяным углом. Но и эти откровенные фальшивки быстро расходились.

Штатные сбытчики фирмы „Дибур“ продавали, обменивали потешные доллары на товар, где придется: возле ларьков, магазинов, на базарах, оказывали услуги частникам по обмену валюты. В столице старались не светится: здесь публика уже имела представление, как на самом деле выглядят американские деньги, да и милиция не дремала. Поэтому предпочитали кататься по „безграмотным“ подмосковным городишкам и районным центрам.

Толкала товар дамская бригада, которая для конспирации и „прикрытия“ брала на дело своих несовершеннолетних сынов и дочерей. Сдавали подделки на рубль-два дешевле официального курса. Деятельность фирмы процветала и давала прибыль в течение пяти лет! Когда группу фальшивомонетчиков все же арестовали и следователи попросили припомнить, сколько было изготовлено и реализовано долларов, руководство компании только руками развело: а кто считал? Ясным представлялось лишь одно: за это время в оборот было запущено не одна сотня клеенных тысяч долларов.

А на допросах компанейцы в один голос твердили, что настоящего доллара-то в своей жизни никогда не видели. Когда прошли очные ставки, и были собраны показания свидетелей, отпираться не было смысла. И тогда дамы-„художники“ и дамы-сбытчицы во всем обвинили мужскую часть конторы. Они, мол, заставляли, а мы сами не представляли, что делаем и чем занимаемся. Остается лишь добавить, что вдохновитель Сотников уехал в „отпуск“ на шесть лет. Остальным членам „изостудии“ присудили по пятерочке. Лет, конечно.

Инициативу „Дибура“ подхватили в подмосковном Орехово-Зуево, где также была сколочена бригада подельщиков. Восемь человек, конвейерным способом превращали все те же пятерки в полтинники, и успешно расплачивались подделками на протяжении двух с половиной лет. Как потом выяснилось, четверо уже побывали за решеткой. Они и стали организаторами и вдохновителями тайного печатного дела. Остальные в качестве компьютерных знатоков трудились на подхвате. Процесс был отлажен до мелочей. По приказу уголовников программисты сканировали, обрабатывали и выводили на тонкую бумагу некоторые элементы 50-долларовой банкноты. В основном это были цифры „50“, которые обозначали достоинство купюры. „Урки“ тоже трудились творчески: стирали ластиком или соскабливали лезвием цифры на 5-долларовой ассигнации, затем аккуратно вклеивали на освободившееся место „полтинник“. Вклеивать лица президентов и менять буквы „five“ (пять) на fifti» (пятьдесят) и не думали. Знали, что не каждый россиянин, а особенно провинциальный житель владеет даже азами английского языка, а уж тем более помнит, какая купюра представлена тем или иным президентом. В своих, отечественных бы лидерах разобраться… После «операции» новоиспеченная купюра осторожно проглаживалась утюгом и была готова к «обороту».

Когда фальшивомонетчиков задержали, они признались сотрудникам ОБЭПа, что в незапойные дни (очень любили выпить и закусить!) выпускалось «на-гора» до 1000 липовых баксов. Американские деньги, подпольного производства «made in Rassia» сбывались не только в Подмосковье, но и вывозились в соседние области – Ярославскую, Тульскую, Смоленскую и Воронежскую. Туда, где, как считали злоумышленники, народ темнее и дремучее. Чаще всего полтинники с лицом президента Линкольна вручались продавцам придорожных и сельских магазинов, падшим на невиданную американскую валюту. Главарь банды за фальшивки покупал на рынках строительные материалы и даже успел сделать в квартире дорогой евроремонт.

Принцип расплаты был прост: один из жуликов подавал торговцу фальшивку, и если тот начинал ее придирчиво осматривать, в процесс включались другие члены банды. К примеру, появлялся предприниматель, желающий купить крупную партию продукции – тонну цемента или куб леса, из-за чего внимание продавца сразу переключалось на богатого клиента, и он спешил обменять деньги.

За два с половина года деятельности, фальшивомонетчиков могли вычислить и упечь за решетку дважды. Первый раз они попались с купюрами собственного изготовления в Ярославской области. Но на вопрос следователей, откуда у них взялись клееные деньги, лишь пожимали плечами: мол, видимо, сами опростоволосились и стали жертвами нечестных людей. Сыщики сразу не поверили, произвели обыск, но, когда никаких улик обнаружить не удалось, жуликов отпустили и попросили больше не попадаться. Но через короткое время они снова «вляпались». На этот раз их автомобиль задержали представители доблестной ГАИ. В машине инспекторы обнаружили объемную пачку поддельной валюты, долго вертели ее в руках, но ничего криминального так и не заметили.

Но вышеперечисленные факты – всего лишь кустарные художества. На промышленной основе подделка фальшивых баксов стала культивироваться еще раньше – с приходом горбачевской перестройки. В 1986 году преступная группа Баулина в Санкт-Петербурге с помощью станков собственного изобретения лихо печатала 20-долларовые купюры. Наштамповали 800 штук и были пойманы. А через два года «ударную вахту» подхватили в первопрестольной. Некий Фолиянц, арендовав типографию, подпольно печатал «зелень» стодолларового достоинства. Деньги сбывал чаще всего таксистам. В первой половине 90-х годов импортная копировальная техника окончательно заменила унылый ручной труд. Может быть, дело и в том, что в одной известной рекламной газете начинающим фальшивомонетчикам чуть ли ни ежедневно объясняли: «обладая современной техникой, в число которой помимо мощного компьютера входят профессиональный сканер и принтер, можно печатать деньги, с трудом отличаемые от оригинала». Рекламный слоган был услышан народом, и наиболее одаренные ребятишки принялись за дело. Российскими сыщиками как-то была выявлена группа тинейджеров, которые помимо необходимой компьютерной техники, обзавелись рисовой бумагой, так схожей с той, на которой печатаются настоящие баксы. После изготовления, они полоскали зеленые изделия в чае или прокручивали на стиральный машинке, что придавало долларам потрепанный вид.

Кстати, выявлять потрепанные фальшивые доллары, изготовленные на полиграфических машинах, гораздо сложнее, чем российские рубли. При таком способе подделки даже «шершавость» бакса ни о чем не говорит. Ведь она тоже прекрасно имитируется.

По проторенной дорожке за «продвинутыми пользователями» устремились сотни желающих враз разбогатеть, путем компьютерной штамповки баксов. Но производственная история каждой новой фирмы быстро заканчивалась. Особо смекалистыми оказались два друга из Люберец, которые научились изготовлять высококачественную бумагу для денег, смешивая ее с металлической крошкой. Впрочем, их тоже посадили. Как разоблачили и специалистов изготавливать «смытые баксы». Деятели вытравливали с мелкой купюры особой кислотой все изображения и цифры, а затем настоящую бумажную заготовку с защитными нитями и вкраплениями, вкладывали в принтер, откуда уже выползала сотенная купюра.

Сегодня наступило время совершенных полиграфических технологий и печатных станков. Скрупулезно вклеивать два нолика на однодолларовую банкноту уже никто не желает. Да и народ стал образованным. Даже житель глухой российской деревни знает, что на банкноте достоинством в один доллар должен быть портрет Вашингтона, на пятерке – Линкольна, на десятке – Гамильтона, а с обратной стороны той же самой десятки – здание казначейства США.

Но в разгар кустарного самопальства, в Туле с поличным накрыли пятерых курьеров, в чемоданах которых оказалась 180 тысяч поддельных американских долларов, выполненных без явных ошибок и каких бы то ни было шероховатостей. Доллары были завезены в российскую провинцию чечено-ингушскими криминальными структурами.

Оглавление | Назад | Дальше