Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 15 | Глава 17

16.

Армавир, в который раз набрал номер сотового телефона Бостона, но электронный информатор оповестил, что абонент недоступен. Не скрывая тревоги, он бросил трубку на стол и откинулся на спинку стула. Было уже почти восемь часов утра, а от Бостона ни слуху, ни духу. Но Армавир, даже не смотря на рассказ Кости о том, что он собственными глазами видел, как мимо него двое охранников протащили бездыханное тело Бостона, не мог поверить, что такая известная в мире бизнеса личность, как лесопромышленник Соков, решится на крайнюю меру. «Это, во-первых, - старался спокойно анализировать положение Армавир, - а, во-вторых, за убийство вора, Сокову предстоит держать ответ перед Хроносом, в каких бы деловых и приятельских отношениях он с ним не был. И даже если сам центровой захотел каким-то образом замять дело, то сходка никогда бы не позволила оставить убийство безнаказанным. Мало того, по воровским правилам без отмщения не должно остаться даже избиение авторитета, звание которого носил Бостон без малого десяток лет. Армавир хорошо помнил тот момент, когда на сходке он, уже вор в законе, замолвил словечко за своего наставника-макли, и его голос оказался решающим. И если до того дня среди братвы Бостон считался лишь компаньоном Армавира в воровском деле, то получив звание авторитета, стал первым товарищем и помощником. И даже когда очередная сходка приняла «отставку» Армавира, Бостон не оставил его в одиночестве. Не слагая с себя полномочий авторитета и не отказываясь от воровских правил, он постепенно отходил от дел, все больше и больше помогая Армавиру в ресторанном бизнесе.

По крайней мере, роль снабженца ему пришлась по душе. Он по выгодным ценам закупал на рынках свежее мясо и овощи, за короткое время перезнакомился с директорами продуктовых баз и был с ними в приятельских отношениях. Правда, иногда и подхалтуривал, как это получилось в последний раз, когда Бостон по довольно высокой цене закупил партию невзрачных и кислых яблок, но во все горло убеждал администратора Инну Буевич, что фрукты, просто нашпигованы витаминами. Ног если все же с воровством и налетами он завязал, то любые просьбы и приказания Хроноса выполнял вовремя и в срок.

Прервав мысли Армавира, в лоджию вошла Настя.

- Артем Матвеевич, что вам подавать на завтрак – овсянку с земляникой или творог со сливками?

Ее глаза были слегка припухшими, и Армавир догадался, что ночью у сестры с братом состоялся обстоятельный разговор. Но он был уверен, что Настя смогла сделать правильные выводы, и против него самого ничего не имеет.

- Как чувствует себя малец? – спросил Армавир.
- Нормально, уже с Дидье вовсю орудует, - она слегка улыбнулась, - Правда, фингал у него под глазом не меньше, чем пятирублевая монета. Теперь из кухни стесняется выходить.
- И правильно, - согласился Армавир. – Будет теперь наука. Не черта шляться, куда ни попадя. Поверь, Настя, если бы я знал, что он хотел увязаться с Бостоном, я бы его никогда не отпустил.
- Я знаю, Артем Матвеевич, - кивнул девушка, - А что с вашим товарищем? Объявился?
Армавир не ответил, отбивая пальцами дробь по столу.
- Так творог или овсянку? – напомнила о себе Настя.
- Принеси мне только чай, - попросил Армавир, и когда официантка уже хотела выйти из лоджии, остановил ее вопросом, - А что ты делаешь сегодня после работы?
- Домой пойду, как обычно. А что?

Но мелодия, которой разразилась телефонная трубка, не дала ему ответить. Армавир махнул Насте рукой и прижал телефон к уху.

- Что-о? Как в больнице? - услышала Настя за спиной голос хозяина ресторана, решив, что Бостон, к которому все последнее время тянулся ее брат, все же, нашелся.

Но для самого Армавира такое сообщение было бы только радостью. В данный же момент он получил еще один совсем неожиданный и весомый удар. На этот раз горестная весть пришла от Вероники Васильевны, которая, не скрывая укора, «поблагодарила» его за помощь в деле с салоном, и сообщила о вечернем налете на квартиру дочери.

- А что с Надеждой? – только и успел вставить в монолог гражданской супруги Армавир.
- По твоей милости, она в больнице. Только я тебя очень прошу, - в приказном порядке выговаривала Вероника Васильевна, - Не стоит приезжать туда и показываться ей на глаза. У нее тяжелая психологическая травма. И твое появление обернется еще более страшным ударом.

Армавир подумал, что о его визите в палату пред очи дочери она могла бы и не говорить. Он и сам прекрасно понимал, что даже для здоровой Надежды неожиданное появление «отца-геолога», обернулась бы настоящим шоком. Но побывать в клинике и самолично справиться у врачей о самочувствии  Надежды он все-таки намеривался.

- Я с тобой во всем согласен, - постарался успокоить он ее, - Но нам необходимо встретиться и все обстоятельно обсудить. По крайней мере, я должен знать кое-какие детали.

Не дождавшись ответа, он добавил:

- Это очень важно, Вероника.
- Хорошо, я потом тебе сообщу, где мы сможем увидеться. – Уклончиво ответила женщина и отключила аппарат.

Он резко поднялся, одержимый тотчас же ехать в больницу, но в лоджию снова вошла Настя с подносом в руках.

- Ваш чай, Артем Матвеевич.
- Потом, Настя, потом. – Ответил он, чувствуя, как от недостатка сахара у него начинают дрожать пальцы и колени. Он взял с розетки два кусочка рафинированного сахара и закинул их в рот.
- Вы любите сахар? – с удивлением спросила Настя.
- Нет, не люблю. Я его обожаю.
- И еще. – Снова задержала его Настя, - Вас хотел видеть один тип. Он расположился за столиком в углу.
- Тип – тоже потом, - ответил Армавир, отстраняя Настю от входной двери.

Он хотел было уже проскочить мимо нее, но вспомнил, что не знает адреса больницы, куда попала дочь.

- Вот что Настя, брось это все – поднос, чашки и прочее. Ступай в мой кабинет, обзвони все клиники и узнай, в какую из них вчера вечером попала больная по фамилии Котова. Зовут Надеждой. Только в темпе, Настя, в темпе!

Он подтолкнул ее к выходу и, остановившись на пороге, бросил взгляд на посетителя, который хотел его видеть. Джуда, облокотившись на столик локтями, бесцеремонно изучал редких для раннего утра посетителей.

- Что тебе, Джуда? – посмотрев на часы, присел на стул Армавир.
- Поберлять бы. Да бабла нет.  (Поесть бы, да денег нет).

Владелец ресторана поманил пальцем скучающего официанта, который стремглав оказался перед столиком и положил перед хозяином меню. Но Армавир даже не стал открывать папку.

- Салат с креветками, бифштекс с кровью, пару бутербродов с гусиным паштетом, крепкий чай. И быстро – одна нога здесь, другая там!
- По-царски, похвалил Джуда, когда официант исчез исполнять заказ. Торопишься, Армавир?
- А ты мне хочешь что-то сказать?
- Может быть и скажу. – Джуда вытащил из нагрудного кармана рубахи пачку «Беломора» и достал папиросу, - Я слышал у тебя неприятности?
- Откуда?
- Птичка на хвосте принесла. – Уклонился от прямого ответа Джуда, и зажег спичку, - Но могу тебя успокоить – с Бостоном все в порядке. Правда, помяли его немного.
- Откуда ты знаешь, базлай! - Армавир невольно перешел на блатной язык и схватил Джуду за руку. Спичка догорала, и пламя вот-вот должно было добраться до пальцев вора-домушника.
Джуда разжал пальцы, и догорающая спичка упала в пепельницу.
- За лишние слова, сам знаешь, Армавир, звонок (язык) можно быстро потерять.
Армавир взял себя в руки и отпустил запястье Джуды. Тот зажег новую спичку и подкурил.
- Однажды я выполнял заказ одного важного человека. - Слова Джуды заставили Армавира насторожиться. – Сам я его не видел, предложение поступило через его помощника. Мне дали адрес дома и квартиры, откуда я должен был увести одну вещицу.

Джуда смачно затянулся и выпустил клуб дыма.

- Что за вещица? -  поторопил Армавир.
- Шпалер. Системы наган. Я выполнил поручение и получил неплохие деньги.
- Ну и что?
- Да ничего. Просто этот человек коллекционирует старинное оружие. А к шпалерам у него настоящая страсть.
- Лесопромышленник сделал заказ? Соков? – догадка ударила Армавира словно током.
- Думай сам, Армавир. Я же тебе сказал, что с заказчиком никогда не встречался. А вот с его помощником мы поддерживаем связи.

Он снова затянулся, поднял глаза в потолок и выпустил дым, казалось, с интересом наблюдая, как плавно поднимается вверх табачное облако.

- Тогда к чему ты мне все это рассказываешь?
- Обида у меня, Армавир, на того человека осталась. Деньги, если считать наган обычным оружием, я получил неплохие. Но пистолетик оказался необычным. Как потом узнал, увел я его у внучки одного из командармов Красной Армии, которому он и принадлежал. С дарственной надписью на рукоятке. А это уже совсем другие форсы (деньги).

Появился официант и поставил на стол поднос с заказом.

- Свободен, - скомандовал Армавир, ожидая продолжения рассказа.
- А на днях, от того самого помощника, мне поступило новое предложение. Очень башлятое (выгодное) предложение.

Армавир теперь сидел в ожидании и не прерывал неторопливого рассказа Джуды, словно боялся рассердить собеседника.

- Он предлагал взять из музея ящик с дуэльными пистолетами. Я отказался. Музеи – не моя специфика. Я – домушник, сам знаешь, и с государством ни в какие игры не играю. 
- Ты что же мне предлагаешь их взять?
- Пушки очень дорогие. А ты был вором фортовым, Армавир. – Уклончиво ответил Джуда, - Да и заказчик, как мне думается, пошел бы на любые условия, ради такого товара. Зато ты мог бы решить все свои проблемы.
- Я не у дел, Джуда. – Ответил Армавир и встрепенулся, - Кстати, откуда тебе знать о моих проблемах?
- Мне язык терять не хочется, Армавир, - пододвигая к себе тарелку с салатом из креветок, снова повторил Джуда, - Но ты был справедливым авторитетом. И пришел я к тебе с разговором, потому что уважаю. Так вот, по утрянке снова звонил помощник коллекционера, напомнил про заказ, ну и про Бостона обмолвился.
- Больше ничего не говорил? – спросил Армавир, надеясь на то, что Джуде что-то известно о налете на квартиру дочери.
- Нет, Армавир, он больше ни о чем не звонил.
- Я твой должник, Джуда, - поблагодарил за сведения Армавир.
- Я рассчитываю на это. И думается, что вскоре потребую с тебя должок, - Джуда слегка улыбнулся и занялся бифштексом.

К столику подошла Настя, и, не вымолвив ни слова, положила перед Армавиром листок с адресом больницы. Он поднялся, взял ее за плечи и поцеловал в щеку.