Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 16 | Глава 18

17.

Настоявшись в утренних пробках, он все-таки добрался до больницы и даже успел купить огромный букет красных роз. На входе, без лишних слов засунув в карман охранника сотенную купюру, он сразу направился к заведующему отделением. Несмотря на молодость, врач довольно подробно и доходчиво рассказал Армавиру о состоянии больной и даже постарался успокоить: недели через две она уже сможет вернуться домой. Но пока ее нервы нужно поберечь, и уж, ни в коем-случае, не заводить разговоры о каких-либо проблемах.

- Вы хотели бы увидеть ее? Тогда я распоряжусь, чтобы вас проводили, – глядя на шикарный букет, спросил заведующий отделением, - Кто вы ей, отец?
- Да нет, доктор, встречу я сегодня не планировал, - ушел от конкретного ответа Армавир, - Только хотел справиться о здоровье. Вы можете распорядиться, чтобы кто-нибудь отнес в ее палату эти розы?
- Конечно, но от кого все-таки?
- Не важно. Передайте и ничего не говорите.
- Теперь, понятно, - многозначительной улыбкой ответил врач.
- Кстати, она в общей палате?
- Все больные, поступающие на скорой помощи, размещаются в общих палатах. Но я уверяю вас, что ей там удобно. У нас хорошая больница.
- И все же мне хотелось, чтобы у нее была отдельная комната. Да и врачи и медсестры почаще к ней заглядывали. Сколько это будет стоить? - спросил Армавир, и, не дожидаясь ответа, отсчитал пять стодолларовых купюр, - Этого пока хватит?
- Вполне. Букет сейчас же отнесут. А это моя визитная карточка, звоните в любое время.

Армавир, немного успокоившись, спустился вниз по лестнице и вышел в больничный дворик, где в тени сосновых лап между кустами можжевельника были установлены скамейки. И хотя дел еще в этот день было невпроворот, интуиция подсказывала ему не торопиться. Он присел на лавочку и, подперев кулаком подбородок, уставился на входной подъезд. Ожидания его увенчались успехом, через несколько минут из дверей больницы вышла Вероника. Армавир поднялся и пошел на встречу.

- Здравствуй, Вероника.

Даже не посмотрев на него, она ответила:

- Я предчувствовала, что ты меня подкараулишь. А с букетом ты поступил опрометчиво. Розы ввели в полное недоумение Надежду, а у Филиппа ничего кроме ревности не вызвали. Спасибо хоть за то, что записку не вложил, от кого цветы.
- Я как-то о Филиппе и не подумал, - честно признался Армавир, но Господь, с ними, розами…
- Ты хочешь узнать, что я намериваюсь делать? – она резко остановилась и посмотрела ему в глаза, - Сию же минуту еду к нотариусу и заверяю дарственное соглашение на имя Сокова. Для меня никакой салон, никакой, даже самый успешный бизнес не может сравниться со здоровьем и безопасностью единственной дочери. 
- Я не против, - увлекая ее за руку, спокойно ответил Армавир, - Как поступать – тебе решать. Но делать это сию же минуту, я бы не торопился.
- А что же? Ожидать, пока те же самые молодчики не ворвутся в больничную палату?
Армавир вздохнул и постарался быть убедительным:
- Они и так уже немало дров наломали. И теперь Соков ничего предпринимать не станет. Скорее всего, займет выжидательную позицию, чтобы проследить, не поднимется ли шум, и как будут развиваться события дальше. Ведь Надежда и Филипп вполне могли заявить о нападении в милицию?

Он не стал говорить ни о Бостоне, который пробовал уладить дело миром, ни о Хроносе, который после всего случившегося непременно пожелает встретиться и поговорить с лесопромышленником тет-а-тет.

- Так что же, сидеть и ждать с моря погоды? –  Теперь на ее лице отражалась полная беспомощность и страдание. Ему стало жалко ее, и он снова взял ее под руку.
- Сейчас, как можно скорее, нужно понять, на каком этапе вам подсунули подделку? В самолете, когда транспортировали картину, в бюро экспертизы, где проводилась проверка, а, может быть, ее подменили в самом салоне?
- В салоне? Думай, что говоришь! Полотно хранилось в специальном помещении, под присмотром охранника.
- Да хоть целого полка охранников! Украсть можно все что угодно, где угодно и из чего угодно.
- Действительно, - разом смягчилась она и не без иронии улыбнулась, - Кому, я, собственно говоря, возражаю?!
- И как только отыщется виновник, - не обращая внимания на ее подковырку, продолжал Армавир, - Немедленно подавать судебный иск на авиакомпанию, бюро экспертизы и трубить во все газеты.
- Чтобы сделать себя посмешищем на всю страну? А если они окажутся ни причем?
- Пусть ни причем! Пусть! Главное теперь выиграть время и поднять шум. Соков осмелился на шантаж и насилие, застав Надежду врасплох, прекрасно понимая, что она, как владелец известного в Москве салона, не захочет огласки. Но теперь, когда дело попадет в суд и станет достоянием общественности, ему тоже останется только дожидаться результата. Тем более, и сам Соков не самый законопослушный гражданин. И у нас скоро будут неопровержимые факты по этому поводу.
- Какие факты? - встрепенулась она.
- Скоро узнаешь, - уклонился он от ответа.
- Может ты и прав, Артем. – После некоторых раздумий ответила Вероника, - Но мне страшно. Не за себя, за Надежду.
- Не беспокойся, все будет хорошо.

Армавир уже собрался положить ей руки на плечи, привлечь к себе и утешить, но в это время услышал голос за спиной.

- Ах, вот от кого Надежда получила такой роскошный букет! – они обернулись и увидели Филиппа, который размашистым шагом догонял их, - Честно признаться, я после выписки, хотел устроить будущей жене сцену ревности! Кстати, Артем Матвеевич, я уже распорядился, чтобы вам доставили мой старый ящик. А вы мне обещали помочь с выбором нового, не забыли?
- Всегда к услугам, - кивнул головой Армавир и откланялся.