Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

Отказник


Оглавление | Глава 8 | Глава 10

9.

В редкие для Амана Рагаева дни, когда хозяин ездил на важные встречи только с охранниками, помощник по экономическим вопросам предпочитал заниматься сексом с рыжеволосой секретаршей Беллой в потайной комнате, дверь в которую из личного кабинета была спрятана за массивным стеллажом из красного дерева. Горцу Рагаеву, выходцу с северного Кавказа, импонировала обстановка этого помещения, где стены, сверху донизу, были увешаны коллекционными образцами старинного огнестрельного оружия. Пистолеты и пищали, дореволюционных времен были расставлены на специальных подставках по углам, на стеллажах, рабочем столе. Даже на небольшом подставке, предназначенной для цветов под стеклянным колпаком красовался мушкетон, сохранившийся с первой отечественной войны. Лесопромышленник Соков среди собирателей исторического оружия, считал себя обладателем самой полной коллекции, и не считал денег, когда предоставлялся случай пополнить собрание каким-нибудь раритетным образцом.

Оружейная атмосфера, когда Аман овладевал Беллой, придавала ему сил, и он «работал» как заведенный, даже не обращая внимания на всхлипывания, а потом и плач возбужденной до истерики женщины. Ему казалось, что занимается он любовью не в центре Москвы, а в сакле горного аула, окруженного неприятелем. И под ним вовсе не секретарша босса, а захваченная пленница, которую после любовных утех, он должен лишить жизни и сразу отправиться в бой, из которого и сам, может быть, никогда не вернется.

Но в этот раз они не смогли довести дело до конца, хотя Белла уже находилась в состоянии  перехода от всхлипываний к плачу. В это время «Хаммер» шефа уже урчал под самым окном. Неожиданный визит означал, что у Сокова дела не сложились, и он вернулся в офис раньше времени.

Белла оказалась куда проворнее любовника, и пока Аман застегивал пуговицы на рубашке, женщина уже успела одеться и подкрашивала губы. Они, все еще разгоряченные, успели выскочить из кабинета и занять свои места в комнате для приема посетителей, когда дверь в нее резко распахнулась, и проеме появилось разгневанное лицо лесопромышленника.

Свирепым взглядом он оглядел подчиненных и, видимо, даже догадался, что в его отсутствии между помощником и секретарем что-то происходило. И если бы не из ряда вон выходящее известие, которое он получил полчаса назад, босс непременно бы устроил обоим допрос с пристрастием.

- Ко мне зайди! – бросил он на ходу Рагаеву, от души хлопнув дверью своего кабинета.
- Что случилось, босс? - участливо спросил помощник, когда Соков плюхнулся в кресло.
- Звонил Хатли, и еще раз поблагодарил за подарок. – Соков сделал ударение на слове «поблагодарил». - Америкашка отдавал зверевский «Натюрморт» на экспертизу. И оказалось, что это не оригинал, а искусная подделка!
- Чего это ему вздумалось отдавать полотно на экспертизу? – не нашел больше о чем спросить Рагаев.
- Да причем тут Артур Хатли?! – еще больше взъярился глава компании, - Дело в том, что нас с тобой обули по полной программе! Сто тридцать тысяч – псу под хвост!
- Так были же акты экспертизы?
- Значит и акты экспертизы такая же липа, как и сама картина!- Соков схватил со стола наган дореволюционного образца, и словно угрожая им, произнес, - Но ничего эта торгашка из салона, еще очень пожалеет! Она в ногах у меня будет ползать, вымаливая прощения.
- Надо требовать деньги обратно, - сделал заключение помощник, - И, конечно же, компенсацию за моральный ущерб.
Лесопромышленник бросил наган на стол.
- Само собой. Мы договорились с Хатли, что первым же самолетом он направит картину в Москву. Здесь еще раз сделаем экспертизу и тогда уже поговорим, как следует. Деньги она, конечно вернет. В этом я не нисколько сомневаюсь. А в качестве моральной компенсации я потребую у нее художественный салон. Со стенами и всеми картинами на них.
- Верное решение, босс, - одобрил Рагаев, в то же время придя к мысли, что Соков все же не догадался об их сегодняшних отношениях с Беллой.
- Ты, вот, что. Выясни, сколько может стоить салон, и в какую сумму могут обойтись все картины, которые имеются в наличии. Сам не ходи, тебя уже там приметили. Пошли кого-нибудь из сотрудников, кто поумнее. Хорошо бы, если б и смыслил в авангардном искусстве.
- Если не захочет расстаться с бизнесом, то выплатит ущерб наличными? – догадался помощник.

Правильно мыслишь, - то ли похвалил, то ли сыронизировал Соков, - А теперь – свободен.

И когда уже Рагаев хотел выйти, хозяин кабинета остановил его вопросом:

- А чего это у вас с Беллой такие красные рожи?
- Жарко! – ничего большего не сумел придумать помощник.
- Жарко жарил? И как?
- Ну что вы говорите, Сильвестр Андреевич?
- Иди вон, конспиратор! А ее – ко мне.

Белла не выходила из кабинета Сокова до конца рабочего дня. И Аман, сидя за своим столом, казалось, даже слышал ее стоны. В возбужденной голове даже назревала мысль, ворваться в потайную комнату, схватить со стены первый же попавшийся под руку пистолет и пристрелить обоих.