Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 5.45 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6.

ГЛАВА 9

1. Московское время 5.45

Обрывки водопроводных труб, которые притащил Корень, укладывали в метре от днища лифта. Конечно, лучше было бы их подсовывать под саму кабину, но если один конец налагался на металлическую, аварийную лестницу, то другой на том уровне, где висел заклиненный лифт, крепить было не за что. Зато чуть ниже в бетонную стену башни были вбиты кронштейны для проводов и кабелей. Мостовой и решил использовать их для укладки самодельной опорной площадки. По его задумке, когда площадка будет достаточно прочна и сможет выдержать вес лифта, веревочные стропы можно развязать, опустить лифт на опору и только потом постараться отжать двери.

Чтобы укрепить трубы на кронштейнах, Пашке приходилось работать одной рукой. Другой он, словно обезьяна, цеплялся за всевозможные балки и выступы. Конечно, страховочную веревку, как того и требовали правила альпинисткой безопасности, он все-таки обвязал вокруг талии. Но если, упаси Господь, он бы оступился и полетел вниз, то в лучшем случае, без серьезной травмы бы не обошлось. Жерло башни было нашпиговано различными поперечными и продольными, стальными и чугунными конструкциями, о предназначении которых Пашка не догадывался.

Вместе с Корнем они уже закрепили все трубы. Можно было развязывать растяжки и понемногу опускать лифт, из которого, уже четверть часа не раздавалось ни звука. Но распутать накрепко затянутые под весом кабины концы веревки оказалось не так просто. И потому Мостовой, чтобы не терять времени, развязал только один конец, несколько раз обмотал его вокруг балки, чтобы посредством нее удерживать полутонный лифт на весу и спускать его на рукотворное основание. Три остальные веревки он просто срезал.

– Ну, что, Боря, хватаемся оба за веревку и понемногу даем слабину!

Корень, смахнув ладонью с лица пот, ухватился за конец троса:

– Не хотел бы я быть на их месте!

Аварийные лапы, которые при неожиданной поломке должны были расклиниться и застопорить кабину в подвешенном состоянии, как и предполагал Мостовой, уже были настолько деформированными, что как только удерживающие стропы были обрезаны, лифт тут же со пронзительным скрежетом пополз вниз. Они оба, ухватившись за свободный конец веревки, уперлись ногами в стену башни:

– Травим понемногу, травим!

Лифт сделал вниз несколько прерывистых движений.

– Еще опускаем! Еще! – командовал Мостовой.

– Балка! Балка! – чуть ли не в самое ухо Мостовому закричал Корень, – Паша! Гляди, балка гнется! Веревка сейчас соскользнет.

Металлическая балка, которую несколькими петлями обвивала веревка, не выдержала вес кабины и теперь, словно пластилиновая, опускалась вниз. Вот-вот должна была соскочить первая петля, и тогда им двоим ни за что было не удержать кабину. Даже с метровой высоты, она без особого труда разбила подготовленное основание и полетела вниз по шахтному стволу.

– Травим, травим скорее!

Петли разом начали соскакивать в тот момент, когда днище лифта находилось в нескольких сантиметрах от труб. Корень и Мостовой, в один миг потеряли упор, и, не сохранив равновесие, друг за другом покатились вниз по лестнице. Но зализывать раны было некогда. Поднявшись, оба тут же бросились к лифту. Трубы заметно прогнулись.

– Гнилье! – в сердцах сплюнул Корень.

– Беги за новыми. Быстрее! – приказал Пашка, – А я пока снова попробую закрепить его веревками.

– Ребята! – вдруг раздался из кабины голос Скрипника, – Мы еще живы или уже на том свете?

– Еще на этом, старина!

– Темно здесь, как в могиле.

Мостовой, чувствуя, как все больше и больше проседает лифт, обматывал веревку вокруг кронштейна.

– А как твой товарищ?

– Видимо, в обмороке. Но пока дышит.

По ступенькам лестнице застучали трубы, вскоре на площадку спрыгнул и Корень.

– Это все, что осталось!

Пашка снова пробрался в шахту, ухватил конец трубы, положил на кронштейн. Другой, третий… Сползание лифта прекратилось.

– Ну, что, будем отжимать двери?

После нескольких неудачных попыток им все-таки удалось вставить расплющенный конец трубы между дверных створок. Оба потянули свободный конец рычага на себя. Труба тут же согнулась, но дверь все-таки чуть приоткрылась.

– Я постараюсь удержать, а ты вставь между створками обломанный кронштейн. – Сказал Мостовой и уперся ногами в стену башни.

– Подождите, мужики, – донеслось из кабины, – Если оттяните еще несколько сантиметров, я положу между половинками кислородный баллон.

– Годится! – ответил Пашка. – Раз два, потянули!..

Наружу в ту же секунду вылез желтый кислородный баллон. Но щель все же была еще неимоверно узка, чтобы в нее мог протиснуться человек. Не говоря уже о том, что вынести из лифта лежащего до сих пор в коме пожарного.

– Нам бы его не на ребро, а в ширину положить…

– Хватаемся руками за створки!

– Я со своей стороны тоже попытаюсь вам помочь, – предложил пожарный, – Ну!..

Втроем, они, сколько было сил, дернули двери, но кабина вдруг поползла вниз.

– Трубы прогибаются…

– Эй, тушило, – заорал Корень, – ты лучше там не дергайся! А то все вместе улетим прямо в печь.

Он отпустил створки, сел на ступеньку лестницы и раскрыл окровавленные ладони:

– Без домкрата, Паша, ни

хрена не получится!

Мостовой, поправил каску и по-детски шмыгнул носом.

– Еще б сантиметров десять! Нам бы вон ту металлическую балку! – Пашка печально посмотрел на бетонную стену, из которой торчала толстая арматура.

– Ребята, а эти штуковины вам не сгодятся?

Оба оглянулись. На лестничной площадке стояла Жанна, с трудом удерживая в руках пожарные лом и топор.

– В подсобном помещении ресторана лежали…

– О! Это то, что надо! – Корень выхватил у нее из рук лом.

– Молодец, Жанка, – Мостовой с благодарностью посмотрел на нее, – Только ты возвращайся обратно. Здесь совсем дышать нечем. Чувствуешь, какой жар поднимается снизу!

– Хватай лом, хватай! – теперь уже скомандовал Корень, вставив лом в щель. – Раз, два…

Сдвоенный кислородный баллон удалось положить по всей ширине, и через секунду между створок показалось лицо Скрипника.

– Пролезешь? – спросил Пашка.

– Куда денусь! Только давайте сначала Гречишина вытащим. Берите за ноги, а я под мышки.

– Бочком, бочком, – тараторил довольный Корень.

Когда пожарный был уже почти на лестнице, Скрипник вдруг поскользнулся и всем тело грохнулся на пол. Кронштейн, к которому была привязана единственная, удерживающая лифт веревка, со скрежетом вырвало из стены. Лифт резко дернулся вниз, прогибая трубы, словно медную проволоку.

– Руку! Руку! Хватайся! – пока Корень и подоспевшая на помощь Жанна оттаскивали Гречишина от лифта, Мостовой ухватил Скрипника за рукав комбинезона. – Ко мне, быстро прыгай!

На прыжок у Скрипника не осталось никаких сил. Он лишь, высунувшись наполовину из лифта, успел ухватиться за перила лестницы. И Пашка выдернул его уже из падающей кабины. По бетону и металлу под тяжестью лифта заскрежетали водопроводные трубы. Несколько разорвались как нитки, и лифт, окончательно сломав преграду, полетел вниз. Одна из разорванных труб, выскочив из под кабины, врезалась Мостовому в переносицу. Он рухнул на лестницу, но комбинезона Скрипника из рук так и не выпустил…

Оглавление | Назад | Следующая страница