Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Новые сутки. Московское время 3.10 | 2. | 3. | 4. | 5.

ГЛАВА 8

5.

В конференц-зале практически все места за овальным длинным столом были заняты. Министр связи стоял возле окна, и наблюдал за вертолетом, который, сделав несколько кругов, наконец, завис в десяти метрах от шпиля телебашни. Министр задернул штору и направился к своему месту во главе стола. Сел в кресло, оглядел всех присутствующих и, словно не зная с чего начать разговор, постучал остро отточенным карандашом по столу.

Ключников и Ковалевский заняли свободные места с противоположной стороны и теперь оба ощущали на себе совершенно отсутствующий взгляд министра.

Позади еще раз хлопнула входная дверь, и опоздавший скорыми шагами прошел к свободному креслу. Во взъерошенном, без галстука человеке Ключников сразу признал своего технического директора. И пока министр все еще молчал, Андрей по-мальчишески чуть присвистнул в сторону Трошина. Тот поднял глаза и, как показалось Ключникову, высокомерно посмотрел в его сторону.

– А ты чего здесь? – полушепотом спросил Ключников.

Трошин тут же отвернулся, пропустил вопрос в сторону министра, будто обращались совсем не к нему.

– Итак, господа, – министр все-таки начал экстренное, ночное совещание, – Всем нам надо решить один очень важный вопрос… нелегкий вопрос… как бы сказал великий Ленин, архисложный вопрос…

– …Каким способом вправлять мозги российскому телезрителю, если для этого нет никаких условий? – с нескрываемой иронией сказал Ковалевский.

Министр даже не поднял головы, чтобы увидеть выскочку. По-прежнему, вертя в руке карандаш над чистым листом бумаги, он лишь тяжело вздохнул:

– Можно и так. А можно чуть корректнее: каким способом и как в самое ближайшее время возобновить телевещание всех центральных каналов и не позволить нашему дорогому телезрителю оказаться в информационно вакууме?

Он снова замолчал, и в зале воцарились гнетущая тишина.

– Предложений, я вам скажу, не густо. А, по сути, всерьез рассматриваем только одно. Пару-тройку антенн можно установить на высотном здании.

– И кто же станет этими счастливчиками? – снова бросил Ковалевский, Ведь каналов-то почти два десятка! Уж не с помощью ли жребия вы собираетесь определить самых достойных?

Министр впервые посмотрел в сторону Ковалевского:

– Успокойтесь, Роман Валерьевич. Национальный, правительственный канал будет подключен первым. На этот счет получено указание из администрации президента.

Ковалевский сразу обмяк, откинулся на высокую спинку кресла, с торжеством обвел взглядом присутствующих.

После недлинного молчания, между президентами и главными редакторами сначала пробежал легкий шепоток, затем голоса смешались и усилились.

– Вторую и третью антенну, как нам кажется, тоже займут правительственные каналы? – спросил один из президентов канала, который относился к коммерческим и независимым.

– Это не мне одному решать, – ушел от ответа министр.

– А кому?

– Правительству. Президенту.

Глава независимого канала тут же поднялся со своего места и с натянутой улыбкой оглядел всех присутствующих:

– А не кажется ли вам, господа, что это самая настоящая провокация? Я даже начинаю думать, что телебашня выведена из строя по чьему-то указанию сверху. Раз – и одним махом ликвидированы независимые каналы, информация которых уже давно не устраивала ни правительство, ни главу государства. Мы ведь у них, словно бельмо в глазу!

– Прекратите демагогию, Монахов! Какую ересь вы несете! Восстановительные работы на башне начнутся тот час же после ликвидации пожара. И уже через неделю все телекомпании начнут вещание…

– При одном условии, дорогой министр. Если огонь не доберется до технических этажей, где установлены передатчики.

Министр посмотрел в сторону окна, откуда доносился рокот лопастей вертолета.

– Будем надеяться, что пожарным удастся остановить пламя…

– По последним данным, которые я получил перед совещанием, огонь уже проскочил стометровую отметку и даже все попытки его локализации – тщетны!

– Есть выход, господа!

Ключникова словно ударили по ушам, когда в зале раздался знакомый голос. Он посмотрел на кресло, где располагался Трошин. Тот уже стоял, держа в руках несколько густо исписанных листков.

Министр повернул голову и с неподдельным интересом уставился на выскочку:

– Извините, а вы откуда? Какой канал представляете?

– «Бюро ТВ».

– Вот как? – уголки губ министра опустились от удивления, – Но от «Бюро ТВ» здесь присутствует главный редактор телеканала. Где вы, господин Ключников?

Ключников привстал, но в ту же секунду резкий голос Трошина словно ударил его по голове:

– Ключников – бывший руководитель, господин министр. Потому как полтора часа назад по решению главного акционера все полномочия по руководству каналов «Бюро ТВ» и «Телегор» перешли ко мне – Трошину Матвею Александровичу. Вот приказ.

– Ни хрена себе, сказал я себе! – Ковалевский даже взял Ключникова под руку. – А ты никак ничего и не знал, Андрюша?

Ключников не ответил, обхватил подбородок ладонью, совершенно не представляя, как ему поступить в таком случае. Покинуть зал, остаться? Он уже было дернулся, дабы подняться, но рука Ковалевского удержала его:

– Не дергайся, Андрюха. Сиди спокойно. Спешка нужна только при ловле блох. Давай-ка, послушаем, чем этот ухарь нас еще удивит и обрадует.

Министр поднялся, прошелся за спинами редакторов вдоль зала. Еще раз с недоверием посмотрел на Трошина:

– Ну, и какой же выход из создавшейся ситуации предлагает новый президент «Бюро ТВ»?

– Во-первых, пока не будет восстановлено вещания на всех каналах, мы предлагаем эфирное время на «Телегоре» в аренду. Мне кажется, что по четыре часа прямого вещания хватит заинтересованным каналам.

– И почем огурчики? – деловито спросил Ковалевский

– Не больше ста тысяч долларов за эфир.

– Совсем неплохо! – воскликнул Ковалевский, – Это в стуки прямая прибыль – шестьсот тысяч баксов?

– Полмиллиона, – нисколько не смущаясь издевательского тона, поправил Трошин, – «Бюро ТВ» со всеми другими арендаторами тоже не отказывается от четырех часов вещания, и будет находиться в равных условиях с другими каналами.

– А не жирно ли для вас будет?

Трошин не без сарказма усмехнулся:

– Для нас – в самый раз. А вот президентам других каналов стоит призадуматься, как они будут отчитываться перед своими рекламодателями и заказчиками. Деньги, полученные за рекламу, все равно каким-то способом нужно отрабатывать. Вот мы и предлагаем свои услуги. Отрабатывайте! Только 25 процентов средств за показ любых рекламных роликов на «Телегоре» должны пойти в кассу канала. Это тоже наше условие.

– Молодец мальчик! – не скрывая эмоций крикнул Ковалевский, – Далеко пойдешь! Пока не остановят. Ты бы лучше рассказал нам, как тебе, гаденышу, удалось устроить пожар на телебашне?

– Эмоции, эмоции, господа! – вернувшись к столу министр постучал карандашом. – Не стоит делать никаких выводов, пока во всем не разберутся работники прокуратуры.

Но Трошин, казалось, был совершенно спокоен и даже не удостоил чести президента национального канала, чтобы посмотреть в его сторону.

– Мы свое мнение никому насильно не навязываем. Наоборот, руководство канала даже предлагает телекомпаниям выход на тот случай, если огонь достигнет технических этажей…

– Вы хотите сказать, если сгорят передатчики? – спросил министр.

– Именно это и хочу сказать.

– И что же вы предлагаете?

– Все гениальное – очень просто. Поверьте мне, как инженеру. Как вам известно, компания «Телегор» помимо дециметрового вещания имеет и кабельное, в распоряжении которого имеется больше трех сотен головных станций. Каждое головное предприятие оснащено антенной-тарелкой, для приема сигнала со спутника. Таким способом через систему всех станций «Телегор» ведет вещание на большую часть центральной России. Так вот, мы готовы продать и установить на своих головных станциях точно такие же тарелки и приемники для всех каналов, желающих вести вещание в кабельном варианте. Цена антенны и приемника невелика – 480 долларов за комплект.

– Это только для одной станции? – спросил министр.

– Естественно, – кивнул Трошин, – Одна головная станция с антенной и приемником обслуживает только один конкретный район.

– Значит мне, как руководителю канала, – спросил Ковалевский, – надо раскошелиться на триста тарелок и приемников?

– Вы не без способностей к арифметике! – съязвил Трошин.

Ковалевский пропустил мимо ушей укол:

– Восхитительно! Вы только подумайте, господа! Одна компания покупает триста комплектов принимающей аппаратуры по 480 «зеленых за единицу. Итого почти сто пятьдесят тысяч баксов! С десяти телекомпаний эти мошенники рассчитывают получить полтора миллиарда! Вот это коммерция! Вот это я понимаю! И ни сколько не удивлюсь, что за эти деньги они после ремонта купят и саму телебашню!

– Это стоящее предложение, – улыбнулся Трошин и с видом победителя посмотрел на Ковалевского и Ключникова, – Мы об этом обязательно подумаем. А пока, уважаемые руководители телеканалов, можете подать мне заявки как на аренду эфирного времени, так и на развитие кабельного телевидения.

– А вы, вы… – Ковалевский, нисколько не стесняясь, ткнул пальцем в министра, – Ничего альтернативного кроме установки антенн для трех каналов предложить не можете?

Министр только передернул плечами:

– Ни правительство, ни наше ведомство не вкладывало деньги в кабельное телевидение.

– Чего ж так? Не было средств?

– Не было.

– Да не средств у вас не было, а желания видеть перспективу. Ведь если бы сегодня не «Телегор», а министерство связи предложило вариант с кабельным телевидением, то ваши все затраты окупились бы одним махом.

Министр вспылил:

– Ну, так садитесь на мое место, господин Ковалевский!

– Я и на своем не успеваю подставлять задницу для пинков!

Он поднялся, положил руку на плечо совсем поникшего Ключникова:

– Выйдем, Андрюша. Разговор есть.

– Все свободны, – тут же раздался голос министра, – Днем, я думаю, соберемся еще раз.

Они вышли в длинный коридор. Ковалевский взял Ключникова за пуговицу пиджака:

– Я, конечно, догадываюсь, чем ты обидел своего патрона. Но это не мое дело. Раз уж так повернулись события, то предлагаю работу на своем канале. Должность главного редактора тебя устроит?

– Спасибо, Рома, я подумаю.

Чуть толкнув Ключникова в спину, мимо прошел Трошин.

Оглавление | Предыдущая страница | Дальше