Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 10.00 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6. | 7. | 8.

ГЛАВА 10

5.

У Трошина тряслись руки: полчаса назад ему позвонил прокурор города. Матвей трубку не поднимал, и потому требование о немедленном желании познакомиться поближе, прокурор записал на автоответчик. Трошин даже предположил, что вполне возможно, его уже разыскивали по всему городу. Но виниться в ближайшее время он не собирался. Новоявленный генеральный директор метался по своему домашнему кабинету из угла в угол и сумбурно размышлял, что можно предпринять в создавшемся положении. Из краткого радиорепортажа он узнал, что огонь да башне удалось не допустить до технических этажей. Но ему хотелось узнать более подробную информацию, и он, дождавшись время, когда обычно начинался информационный блок, включил телевизор, настроенный на «Телегор». На экране несколько размалеванных девиц и парней, кривляясь, изображали танец, похожий на «ламбаду». Секундная стрелка часов остановилась на двенадцати, но знакомой мелодии и новостной заставки на экране так и не появилось. Клоуны, плотно обхватив друг друга за талии, извивались змейкой по сцене, не уставая корчить рожи телезрителю. Трошин даже подумал, что совсем не телезрителя дразнят актеры, а его, руководителя канала. В ярости он принялся набирать номер телефона телекомпании, чтобы устроить разнос и спросить с Шибаршина, почему вдруг отменен выпуск утренних новостей, но, не набрав последней цифры, бросил трубку на аппарат. Время ли заниматься второстепенными вопросами, когда его личностью заинтересовалась прокуратура.

Звонить нужно было не в студию, а Горянскому. Именно у магната просить помощи и поддержки. С его-то связями и деньгами можно решить любой, даже самый сложный вопрос. К тому же Трошин прекрасно понимал, о чем пойдет речь в прокурорском кабинете.

Он дрожащими пальцами набрал номер телефона Горянского, назвался секретарю, долго ждал, когда босс соизволит взять трубку и ответить генеральному директору и совладельцу канала. Голос шефа, показался Трошину совсем не приветливым:

– Ну, чего стряслось, Трошин? Удалось подписать контракты на аренду эфира?

– Какие могут быть контракты, Всеволод Аркадьевич! Пожар на башне потушен…

– Я знаю, ну и что? Как говорится, время собирать деньги за рекламу…

– Всеволод Аркадьевич, меня вызывают в прокуратуру.

Абонент несколько секунд, как показалось Матвею, выдерживал томительную паузу.

– Ну и что?

– Как что, Всеволод Аркадьевич, ведь обязательно спросят, почему при монтаже пейджинговых антенн не были установлены нагревательные датчики и не до конца изолированы соединения фидеров и антенн.

– Послушай, Матвей, ну а я здесь причем? Я вообще представления не имею, чем пахнет фидер, и каких размеров бывают эти… твои самые нагревательные датчики.

– Но ведь вы закупили оборудование без них и приказали мне устанавливать!

– Что за детский лепет, Матвей? Я ничего и никому не приказывал. Я просто просил тебя открыть пейджинговую фирму, за что и заплатил значительный гонорар. Разве ты не получал денег?

Трошин понял, что обвинять в чем-то Горянского нет никакого смысла. К тому же если разгневать босса ссылками на его приказы и распоряжения, помощи ждать от него вообще не стоило.

– Всеволод Аркадьевич, но ведь меня ж могут упрятать за решетку! Разве нельзя мне помочь, при ваших-то связях в городе?

Горянский захохотал:

– Да кто тебя сажать-то собирается? Ты – ноль без палочки. Исполнитель. Все делал согласно закону и утвержденному плану. Потому с тебя, в худшем случае, возьмут подписку о невыезде. До окончания следствия. Так что радуйся жизни и спи спокойно. В этой стране как бывает? Сначала нагонят тучи, будут искать виновных, а когда окажется, что эти самые виновные, которые утвердили и завизировали документ об установке антенн, занимают высокие креста в министерс

вах и ведомствах, дело тихо прикроют. Свой человек своего же партнера сдавать никогда не будет. Если только последний не станет каркать… Ты меня понял, Трошин?

– Понял, Всеволод Аркадьевич. Очень вы мне все доходчиво объяснили.

– Ну, вот и занимайся делом. Ты ведь пока главный на «Бюро ТВ»? И вот еще что… оставь «Телегор» в покое. Не политизируйте канал раньше времени, он нам еще потребуется. А пока пусть там, как и прежде, показывают всякую чепуху.

– Так чем же мне, как вы выразились, «пока» командовать?

– Восстановлением «Бюро ТВ»…

– Спасибо за доверие, Всеволод Аркадьевич! – Трошин, нисколько не успокоившись после разговора с Горянским, положил трубку на место, подошел к окну, раздвинул шторы и увидел, как возле подъезда остановилась черная «Волга» и милицейский «Уазик». Из легковой машины вылез молодой человек, и, оглядев дом, в котором находилась квартира, Трошина, направился к подъезду.

Сердце Трошина заколотилось, но он постарался взять себя в руки и успокоиться: да мало ли к кому может нагрянуть милиция? Тем более не собираются же его в сию же минуту лишать свободы.

Он решил, что настало самое подходящее время сварить чашку крепкого кофе, и направился на кухню. Но в тот же момент в тишину квартиры ворвался требовательный звонок из прихожей.

Трошин открыл двери и увидел перед собой молодого человека, который приехал на «Волге». За его спиной стоял милиционер. Гость вытащил из кармана красную книжицу и развернул перед глазами Трошина:

– Я – следователь городской прокуратуры Оськин. Господин Трошин, вам надо проехать с нами…

Оглавление | Предыдущая страница | Следующая страница