Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 10.00 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6. | 7. | 8.

ГЛАВА 10

6.

Ефимыч набрался храбрости и подошел к Герасимову:

– Илья Артемович, я слышал, что огонь удалось потушить?

Заместитель министра, изучавший план-схему башни, поднял голову от бумаг и сразу узнал врача.

– А, доктор, оставшийся без своей команды…

– Вот именно. Мои ребята там, наверху. И мне бы тоже не мешало к ним подняться.

Герасимов в задумчивости потрогал мочку уха:

– Над техническими этажами еще металл не успел остыть, док, – сказал он на американский манер, – На что бы пожарные не лили воду, все шипит как раскаленная печная плита. Температура еще очень высокая… Опасно…

– Но мои мужики там тоже не на курорте. Сердце вещует, что требуется моя помощь.

– Твои мужики – настоящие герои, док. Впрочем, к подъему готовится спасательная бригада, присоединяйся к ним.

– Благодарю Илья Артемович.

На двухсотой отметке у пятидесятилетнего Ефимыча уже выпрыгивало сердце из груди, но он был горд за себя, потому как оставил далеко позади группу спасателей, с которыми ему и разрешили подняться.

Он набрал полные легкие воздуха и, как, как делают бойцы восточных единоборств, с шумом выпустил его обратно. Посмотрел на часы. Двести метров он преодолел за восемь с половиной минут. Неплохо для его возраста. Но впереди было еще сто тридцать метров. Благо, что удалось миновать самые жаркие и задымленные участки.

Он стянул с головы противогаз, теперь он был совершенно не нужен, и, цепляясь обеими руками за еще не остывшие перила, снова двинулся вверх.

Первую помощь Мостовому Романцев уже успел оказать. Пашка был все еще без сознания и хрипло втягивал в себя свежий воздух. Сломанный нос и застывшие в переносице сгустки крови не позволяли дышать свободно. Ефимыч с тревогой оглядев Мостового, повернулся к Романцеву:

– Денис, искусственную вентиляцию легких делали?

– Пытался, но у него сразу начинаются кровотечения. Прочистил лишь дыхательные пути.

– Надо срочно госпитализировать. Только, как и на чем его спускать?

– Доктор, – Жанна, размазывала по лицу слезы, – Так серьезно?

– Хорошего мало, – уклончиво ответил Ефимыч и снова повернулся к Романцеву, – Нужны носилки, Денис. Срочно. Он уже и так потерял много крови.

На смотровую площадку, наконец, поднялись спасатели, заметили Ефимыча:

– Ну, ты старик, и даешь!

Врач пропустил комплемент в свою сторону мимо ушей.

– Мужики, надо срочно его доставить вниз.

– Что с ним? – спасатели обступили лежащего на бетонном полу Мостового.

– Несколько переломов, сильное отравление.

– Это тот самый, что по стене взбирался?

– Он. Только нести его надо в строго горизонтальном положении. Не приведи Господь, язык завалится, перекроет дыхательные пути. Мгновенная смерть. Даже ничего и не услышите.

– На руках понесем. Положим на брезентовый плащ.

Жанна вконец разревелась:

– Он не умрет, Ефимыч, родненький?!

Ефимыч отвел в сторону тревожный взгляд, откашлялся в кулак:

– Умереть-то он может, но кто ж ему даст? Я что, зря сюда прыгал, как газель. Ну-ка, девочка, а у тебя-то что на руке? Ожог?

– Ерунда!

Пока Пашку укладывали не брезентовый плащ, Романцев успел оббежать всю смотровую площадку:

– Жанна, а этого деятеля не видела?

– Какого? Бориса, что ли? Он, скорее всего вниз помчался, там его невеста ждет. Все уши мне про нее прожужжал.

– Ну, понесли? – спасатели приподняли широкий плащ с четырех сторон, направились к двери с выпиленным замком. Жанна, Романцев, Скрипник и Гречишин, наотрез отказавшийся ждать носилки, устремились за ними, Ефимыч, пятясь словно рак, шел впереди. В холле Мостового переложили на носилки. Скорая помощь подъехала прямо к подъезду. Забегали врачи и санитары.

– Я тоже с ним поеду! – сказала Жанна.

– Куда? В реанимацию? – Ефимыч положил руку ей на плечо. – Успокойся, мне кажется, самое страшное уже позади.

Но она вырвалась и побежала за носилками. Ефимыч шмыгнул носом и посмотрел на Романцева

– Молодо-зелено!

Романцев широко улыбнулся:

– Ефимыч, забьем на кабак, что к Новому году они поженятся!

Доктор почесал затылок:

– Дурак ты Романцев, неуч! Ты когда-нибудь видел, чтобы евреи спорили? Я и сам лучше тебя знаю, что поженятся. А на счет кабака…

Носилки с Мостовым задвинули в салон «Скорой помощи». Жанна, – откуда взялись силы? Отчаянно бранилась в врачом и санитарами, желая забраться в ту же машину. Но все попытки оказались безуспешными. Она опустилась на газонный бордюр, обхватила голову руками. В тот же момент рядом с нею остановился внушительных размером джип, с водительского сиденья спрыгнул коротко стриженый верзила с оттопыренными ушами, в белоснежной рубашке и модном галстуке:

– Жанка! Где ты пропадаешь? Я тебя все утро ищу!

Она, смахнув слезы со щек, недоуменно разглядывалаего::

– Вовка? Ты откуда?

Верзила громко хохотнул, закатил глаза к небу:

– Оттуда! Ты знаешь, чего мне стоило проскочить на машине прямо к подножью башни? Кучу бабок! Ну, вставай, вставай, поехали! Боже, что у тебя за вид? Ты как будто у черта в заднице побывала!

Он взял ее под руку и помог подняться. Она беспрекословно подчинилась, подошла к двери джипа и, глянув в сторону исчезнувшей скорой помощи, от которой все еще были слышны звуки серены, решительно залезла в кабину. Мотор внедорожника мощно взревел, и джип понесся в сторону оцепления…

– Вот тебе и любовь, – казалось, лицо Ефимыча вдруг посерело, – Слушай, командир, у нас в машине водка есть?

– А кто покупал?

– Ну, тогда пошли по полстакана казенного спирта примем. Устал я что-то очень. Триста метров в бешеном темпе по лестнице! Тебе-то что! Тебя, как белую кость на шпиль на вертолете доставили.

– Ага, – подавленным голосом ответил Романцев, – Представляешь, на вертолете забрасывают прямо в ресторан «Седьмое небо». Скажи кому – ведь не поверят!

– Вот за это и стоит выпить.

– Ага, два раза…

Оглавление | Предыдущая страница | Следующая страница