Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 15. 30 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6.

ГЛАВА 4

2.

Галина не на шутку разнервничалась, когда прошло уже полчаса, а Борис все не появлялся. Своим женским сердцем чувствовала: произошло что-то непредвиденное. Конечно, она догадывалась, в каких местах нес свою геологическую разведку Корень, но ни разу не спросила о его по существу не известном ей прошлом. Да и мало ли в этой стране обстоятельств, которые способны подвинуть человека к опасной черте? Нынешнее время – не сахар. Люди по несколько лет без работы и зарплаты выживали. Может, и Корню пришлось трудно. С кем не бывает? Сорвался мужик, попал под статью. Так зачем его теперь об этом пытать-расспрашивать, зачем душу бередить? В одно лишь она хотела беспрекословно верить. И то, что все у него теперь в прошлом. И особенно в то, что: не мог человек с такими ясными глазами, с такой улыбкой, и с таким вниманием к ней, вот так взять и сбежать, оставив ее одну за столиком. Не кинул же он ее, в конце концов, только для того, чтобы она расплатилась с официантами за обед и мороженое! Не могло быть такого. Разве она не обратила внимания что карманы ее ухажера были набиты деньгами, которыми Борис швырял по чем зря.

И она продолжала сидеть на своем месте, старясь не смотреть на заставленный бутылками и тарелками столик. Внизу, мимо нее, снова медленно проплывала дворянская усадьба с песчаными дорожками, каналами, которые вели к огромному пруду.

Но краем глаз она заметила, как мимо ее столика несколько раз прошмыгнул дежурный милиционер, как ни с того ни с сего засуетились бармены и официанты: уж не с Борисом ли что случилось? Сердце готово было выпрыгнуть из груди.

Она открыла свою театральную сумочку, в которой кроме губной помада и носового платка лежали, не считая меди, две купюры по пятьсот рублей каждая. Она даже не знала, хватит ли ей этой суммы, чтобы расплатиться за заказ. Ведь в этом городе все так дорого! Но она мысленно уже приняла решение: если Борис не появиться, то помимо тысячи рублей она оставит в залог свое золотое колечко, которые ей подарила мама на двадцатипятилетние. Может быть и дешевое колечко, но для нее Галины, очень дорогое и памятное. Ведь от мамы лишь это кольцо, да изба остались. И она сама. И как хотелось ей, Галине, чтобы в этот дом пришел Борис. Борис, который полчаса назад куда-то неожиданно исчез и больше не появлялся. Нет, она пока не будет расплачиваться, а, наоборот, закажет еще чашечку кофе, потом еще одну и не встанет с этого стула, до закрытия ресторана. Будет сидеть и смотреть в окно, мимо которого проплывают улицы и проспекты, озера и леса.

– Уважаемые посетители нашего ресторана, – она подняла глаза и увидела перед собой администратора, того самого, с которым беседовал Борис, перед тем как они заняли этот столик, – Администрация Бронзового зала приносит вам свои извинения. Но наше заведение закрывается по техническим причинам…

Она раскрыла сумочку, готовая достать купюры, и в ту же секунду как по мановению волшебной палочки, около столика возник официант:

– Сколько я должна? – ее голос дрогнул.

Официант грустно улыбнулся:

– Абсолютно ничего, сударыня. Извините, что по неожиданным для нас обстоятельствам мы испортили вам отдых. А теперь возьмите все свои вещи и пройдите к лифтовой площадке.

– Но я была не одна. Я была с мужем, а он минут тридцать назад вышел в туалетную комнату и больше не возвращался.

– Я уверен, что его уже давно проводили к лифту, потому как обратно в ресторан милиция уже никого не пускает.

– Милиция? А что случилось?

– Ничего особенного, сударыня, – помогая ей подняться, успокоил официант, – Где-то произошло короткое замыкание. А в таких случаях по технике безопасности все посетители башни подвергаются эвакуации. Я уверен, что со своим мужем вы встретитесь внизу.

Он взял ее под локоть и довел до лифтовой площадки, на которой уже толпилось десятка три посетителей. Кто-то из них заговорщицки шептал, дескать, над рестораном что-то загорелось, и только теперь Галина ощутила еле уловимый запах гари. Такой же запах она уже однажды чувствовала, когда по своей рассеянности вместе с дровами закинула в печь пластмассовую коробку.

Разглядывая публику и стараясь отыскать среди посетителей фигуру Бориса, она вместе с остальными посетителями, некоторые из них были в изрядном подпитии вошла в кабину. Но девушка-лифтер не спешила отправлять лифт вни

. Какой-то парень с толстой золотой цепью на шее, зажимал створку двери ногой и громко выкрикивал неизвестное никому имя Витька.

Лифтерша, убедившись, что по-хорошему сладить с хулиганом никак нельзя, пригрозила милицией, отчего у парня, который уже с трудом открывал веки и различал собравшихся в лифте пассажиров, заметно улучшилось настроение. «Да я здесь всех ментов куплю!» – в исступлении брызгая слюной, кричал он, не желая повиноваться. Кто-то из мужчин, обеспокоенных нештатной ситуацией на башне, постарался вытолкнуть кутилу из кабины. И быть бы драке, если бы не подоспел постовой сотрудник милиции. С его помощью мужика все-таки удалось воткнуть в лифт. Двери захлопнулись, и кабина камнем полетела вниз. Но буян, нисколько не испуганный присутствием стража порядка, царапал ногтями створки дверей, пытаясь на ходу их открыть, выкрикивал что-то несуразное.

Галина некоторое время с отвращением наблюдала за пьяным пассажиром, который теперь, никого не стесняясь, предлагал молоденькому милиционеру собственную помощь в ликвидации короткого замыкания. Громко нахваливался, что готов «замочить» очаг возгорания собственной струей. Раскрасневшийся милиционер лишь молчал, видимо, предполагая отомстить дебоширу при первой же возможности и без лишних посторонних глаз.

Галина брезгливо отвернулась, постаралась не обращать внимания на хулиганские выходки и сконцентрировала свои думы на исчезновении Бориса. Ей оставалось теперь только надеяться на то, что жених встретит ее на улице около входа в башню. Она даже представляла его обиженную, кислую физиономию.

Лифт, наконец, плавно остановился, двери открылись, и первым был вытолкнут пьяных хулиган. Несколько постовых ментов, дежуривших в просторном холле, тут же пришли на подмогу коллеге, подхватили парня под руки и поволокли в сторону дежурной части.

Когда Галина все-таки оказалась на свежем воздухе, Борис ее не встретил. Не было его ни около парадного входа, ни на аллее. Помимо спустившихся сверху посетителей, она не увидела около подножия башни ни одного человека в гражданском одеянии. Впрочем, она и не имела возможности оглядываться по сторонам, потому как милиционеры в ту же секунду направляли спустившихся вниз людей к выходу с территории телецентра. И только, когда она спустилась на асфальтовую дорожку, наконец заметила, что на малахитовых газонах расположились пожарные, милицейские и спасательные машины. Их было много, десятки, если не сотни.

Группа, выпущенная из лифта, просачивалась между людьми в касках и специализированных одеждах с буквами «МЧС России» на куртках. Большинство из них, запрокинув головы, смотрели вверх, туда, где башня упиралась в самое небо. Одни, не отходят от машин и запрокинув головы вглядывались в упирающуюся в небо вершину башни. Другие подтаскивали к входу какие-то ящики, баллоны, приспособления и инструменты.

Она, не останавливаясь, тоже подняла голову и увидела серый дым прямо над рестораном. И лишь на секунду задумалась: не причастен ли каким образом к этому дыму Борис? Вспомнилось, как он подкидывал в руке золотую зажигалку. Она тут же отогнала от себя эту страшную мысль.

Нет, она не могла уйти без него. И когда сопровождающий группу милиционер тоже поднял глаза к безоблачному небу, Галина сделала несколько резких шагов в сторону и оказалась за пожарной машиной. Она будет ждать его здесь, будет внимательно всматриваться в лица прохожих, которых будут выводить из башни.

– Дамочка, – обратился к ней пожарный, сидящий на подножке красного автомобиля, – А вам что здесь надо? Ваша экскурсионная группа, как я вижу, уже за входными воротами.

– Понимаете, мы потерялись с мужем, а сами не местные, владимирские. Он должен вот-вот спуститься. Разрешите я его здесь подожду?

– Владимирские? – пожарный пристально окинул ее взглядом, не мог не заметить влажных глаз, – Ха, земляки. Я тоже оттуда родом.

Казалось, его совершенно не волнует то, для чего они сюда приехали. Он сидел на подножке пожарной машины и с удовольствием наслаждался дымом сигареты.

– А где живете-то во Владимире.

– Сразу внизу за Казанским собором. Там есть такой частный сектор.

– Знаю, знаю. Да вы присаживайтесь на подножку. Правда, она немного грязная, но зато вас не будет видать со стороны. А то менты заметят – и сразу вон, за изгородь.

– А что случилось-то? – в который раз за последние десять минут повторила она свой вопрос.

– А разве не видно? Башня горит.

– Это опасно?

– Да что здесь опасного! Там же все металлическое. Сгорит какой-нибудь пластмассовый распределительный ящик – и вся беда.

По дорожке от подножья телебашни в сопровождении милиционера шла последняя группа спущенных на грешную землю людей. Бориса не было.

Оглавление | Предыдущая страница | Следующая страница