Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 15.30 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6.

ГЛАВА 4

5.

До эфира оставалось час с небольшим, когда в кабинет Ключникова влетел Шибаршин:

– Андрей, пожар! Башня горит!

Ключников, склонившись над столом и вычитывающий комментарий к чеченскому репортажу, поднял на редактора отдела информации непонимающие глаза:

– Какой пожар, Витя! Откуда на башне быть пожару?

Он оглядел свой кабинет, словно хотел обнаружить в нем языки пламени, затем не спеша поднялся из-за стола и подошел к окну, из которого отлично проглядывалась верхняя часть башни. Над самой «катушкой», куда час назад отправился на обед в ресторан Горянский, стояло облако черного дыма.

– Что за дела? – повернулся он к Шибаршину, словно требуя от него незамедлительных объяснений происходящему.

– Я слышал, что на высоте 447 случилось короткое замыкание. Сначала загорелся коммутационный ящик. А потом огонь по фидерам и кабелям стал спускаться вниз.

– На высоте 447? Мы же там по просьбе Горянского две антенны несколько дней тому назад установили…

Шибаршин молчал.

– Ну, ладно, – отошел от окна Ключников, – бороться с огнем – это дело пожарных. А у нас через час эфир. Кстати, Виктор, ты бы послал съемочную группу на башню, с этого репортажа и начали бы вечерний блок новостей.

– Уже послал. Но, думаю, мы будем не единственным каналом, кто расскажет о пожаре. Около основания башни уже работают около десятка съемочных групп.

– Тогда нужно пролезть внутрь, подняться на смотровую площадку и все снять с высоты: пожарных с их рукавами и шлангами, беготню спасателей. Найдите, наконец, Дроботова, возьмите у него интервью. Неужели мне нужно тебя учить, Виктор?

– Да не беспокойтесь вы, Андрей Егорович, именно такие установки и получены съемочной группой. Я и сам хочу там побывать. – он уже собрался было выйти из кабинета, но остановился около двери, – Кстати, прошел пока только слух, что пожарные и спасатели требуют обесточить башню.

– Как это обесточить? Отрубить все каналы? Оставить страну без телевидения? – он автоматически поднял руку и посмотрел на часы, – До эфира оставалось сорок минут. На экране телевизора в кабинете шел репортаж с чемпионата мира по автогонкам, после которого он, Ключников, должен занять место за полукруглым столом в студии, и произнесет: «Здравствуйте, уважаемые телезрители…» – Да кто же им позволит это сделать?

Шибаршин пожал плечами: мол, я не знаю, но информация такая получена.

Ключников бросился к селектору:

– Зиночка, соедини меня срочно с президентом национального канала Ковалевским.

– Сию секунду, Андрей Егорович, – и действительно через мгновение она снова пропела, – Ковалевский на связи.

– Здорово конкурирующая фирма. Роман, ты можешь мне сказать, что происходит?

– Горим, Андрюша. Только что мне звонил директор телерадиоцентра Дроботов, предупредил, чтобы мы были готовы к отключению всех передатчиков. Мало того, дошла информация, что спасатели собираются обрезать под «катушкой» фидеры и кабели всех телекомпаний.

– Как, и наши тоже?

– Все! Абсолютно все каналы будут обесточены. Так что мы все теперь в равных весовых категориях, и никакие рейтинги во внимание не принимаются.

– Черт побери, но наш-то излучатель стоит на сто метров ниже, чем все остальные! Наши-то кабели, зачем рубить? В громкоговорители раздался грустный смех Ковалевского:

– Всех, Андрюша, всех! Между прочим, огонь добрался уже до 350-й отметки. А ваша антенна, если мне не изменяет память шестью метрами ниже. Повремени полчасика, и ваши фидеры вспыхнут как порох!

Ключников, не прощаясь в Ковалевским отключил телефон.

Тут же в кабинет заглянула Зиночка:

– Андрей Егорович, пока вы разговаривали с Ковалевским, звонили от из администрации телерадиоцентра. Просили передать, что вот-вот все передатчики на башне будут отключены.

Он с недоумением посмотрел на телевизор, на экране которого жужжали спортивные автомобили. Продолжалась прямая трансляция по автогонкам. Шибаршин все еще стоял около двери, казалось, ожидая решения шефа.

– Впрочем, Витя, – наконец, уже с осознанным выражением лица, посмотрел он на Шибаршина, – Не все так плохо. Как говорят, не было бы счастья, так несчастье помогло. Срочно собирай еще пару телегрупп и на башню. Снимайте все и всех. Лезьте в самое пекло, шевелите всех начальников, которых только встретите. Я уверен, что если еще не приехали, то через полчаса около башни будет вся городская администрация, министры. Словом, срочно готовьте репортажи с места событий.

– Вы хотите задействовать «Телегор»? – догадался Шибаршин.

– Иного выхода нет. Пусть по дециметровым волнам, но мы первыми покажем эту катастрофу. Горянскому я сейчас же позвоню. И, думаю, через час-полтора переедем в здание старого телецентра.

Экран телевизора вдруг потух, и вместо жужжания гоночных автомобилей появилось черно-белое шипение.

Ключников набрал по сотовому номер телефона Горянского, который в это время мог быть уже в своем банке. Он узнал в трубке голос его помощника:

– Перезвоните, через полчаса, у Всеволода Аркадьевича сейчас важные переговоры.

– Какие, к черту полчаса! Это Ключников говорит…

– Я вас узнал, Андрей Егорович, – невозмутимо ответил помощник, – но у Всеволода Аркадьевича, действительно, очень важная встреча.

– Тогда передайте шефу, что на телебашне произошло возгорание и все центральные каналы уже не работают! Я пока повишу на трубке…

Через несколько секунд он услышал, как ему показалось, далеко не грустный голос Горянского:

– Что, Андрюша, хочешь задействовать «Телегор»?

– Вы угадали, Всеволод Аркадьевич.

– Ну, вот, видишь, какой у тебя предусмотрительный шеф! – похвалил он сам себя, – А не было бы у нас с тобой резервного телеканала, и сморкались бы, как и все остальные горемыки, в платочек.

– Так что, Всеволод Аркадьевич?

– Что-что! Можешь переносить всю вещательную сетку «Бюро ТВ» на «Телегор». Кстати, вечерний блок новостей подготовлен?

– Конечно. И адмиралам дали высказаться. Планирую показать новости часов в восемь вечера.

– Это хорошо. И еще одна просьба. Тут у меня сидит кандидат в губернаторы от либералов по Сибирскому округу Антон Григорьевич Величко. Кстати, очень понятливый и толковый руководитель. Он к часикам восьми вечера подъедет на «Телегор», так поговори с ним в эфире. Думаю, что именно его нам нужно поддержать на выборах.

– Хорошо, Всеволод Аркадьевич… – отключившись, Ключников с неприязнью бросил телефон на стол.

Величко. Теперь кандидат в губернаторы. Это тот самый тип, который каким-то образом скупил за бесценок акции двух крупнейших сибирских металлургических предприятий. «Бюро ТВ» несколько раз в своих программах, сообщая о прокатке сибирских черных металлов, задевало и самого Величко. Обращалось в правоохранительные инстанции, требуя всесторонней проверки приватизации заводов. Полтора года по этому делу работали следователи из Генеральной прокуратуры. И, в конце концов, вопрос неожиданно был закрыт за отсутствием состава преступлений.

Так, чем это Величко расположил к себе Горянского? Уж не теми ли самыми акциями?

Нет, сам Ключников никогда не станет улыбаться Антону Григорьевичу и задавать вопросы. Пусть это лучше сделает Шибаршин.

Он вышел в приемную:

– Зина, я около телебашни. Всем отделам, задействованным в выпуске вечерних новостей, необходимо до семи вечера перебраться в старый телецентр. Вещание будет вестись с канала «Телегор».

Оглавление | Предыдущая страница | Следующая страница