Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 18.30 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6. | 7.

ГЛАВА 5

1. Московское время 18.30

Герасимов, прикрыв ладонью глаза от солнечных лучей, следил за вертолетом, который делал круг за кругом вокруг башни. Иногда винтокрылая машина скрывалась в шлейфе густого черного дыма, но потом снова появлялась. В спасательном вертолете был лишь один пассажир, Министр сам решил выяснить причину и размеры катастрофы.

Тем временем на зеленый газон въехал штабной автобус Министерства чрезвычайных ситуаций, и Герасимов поспешил к машине. Именно из этого передвижного штаба, который неизменно появлялся на всех крупных авариях и был оборудован всеми видами связи, ему, Герасимову и придется провести все время, пока огонь на башне будет не ликвидирован.

Поднимаясь в салон, он увидел, как в ворота телерадиоцентра, минуя милицейский кордон, въезжают два иностранных лимузина. В одном из них он угадал машину министра связи. Другой, черный «Мерседес» ему был незнаком, хотя на нем красовались правительственные номера. Скорее всего на телецентр пожаловал кто-то из администрации президента. Но теперь это его не очень-то сильно интересовало. По своей практике он знал, что еще через полчаса к месту пожара съедутся не только министры и их заместители, чье ведомственное оборудование было установлено на башне, но и руководство города. Теперь главная задача Герасимова состояла в том, чтобы настроиться на радиочастоты, на которых велись переговоры между подчиненными ему спасателями. Не лишним было бы знать и о действиях пожарных. Как никак, а до полного украшения пламени им придется работать в одном тандеме.

Вертолет, сделав последний круг почти что возле самой «катушки», пошел на посадку.

Все казалось в этом пожаре Герасимову нестандартным. По всем законом физики о тяге воздуха, огонь по трубе, которую в своем принципе и представляла телебашня, должен был распространяться только вверх по этажам. Но, прислушиваясь по громкоговорящей связи к разговором спасателей, Герасимов уже знал, что огонь добрался до верхней аппаратной, которая располагалась сразу над смотровой площадкой башни, и, в несколько минут миновав по кабельной шахте служебное помещение, устремился на нижнее этажи. Значит, асбестовая защита, которую на скорую руку успели проложить пожарные, не смогла сдержать огневого напора. То ли прогорела, то ли отвалившиеся и пылающие ошметки пластмассовых фидеров и промасленных кабелей, нашли-таки щели и миновали огнеупорное «одеяло». Все нужно было начинать сначала. И чтобы подготовить новый заградительный рубеж, и пожарным и спасателям снова придется поднимать асбестовые плиты на верхние этажи

Впрочем, теперь уже Герасимов сомневался: будет ли толк от нового асбестового перекрытия?. По крайней мере, до тех пор, пока не будут обрублены кабели и фидеры, которые до сей минуты служили отменными проводниками пламени. Кто мог дать разрешение на обрезку кабелей, соединяющих передатчики каналов с антеннами, он не знал. Министр связи, администрация президента, сам президент? Но пока дозвонишься, пока начнешь согласовывать это решение, уйдет немало времени.

Герасимов понял, что решение придется принимать самому. Иначе… В салон вошел Министр:

– Плохо дело, Илья. Совсем плохо! Тушить с вертолета – полная бессмыслица. Горит все внутри, в кабельных шахтах.

– Что предлагаешь?

– Надо рубить кабели.

– Я как раз об этом думал. Берем все на себя? Но шуму поднимется!

– Я не вижу другого выхода. Не срубим – огонь за несколько часов домчится до нижней аппаратной, где установлено оборудование и главные передатчики всех телеканалов. Если они сгорят – вот тогда будет настоящий шум. Вернее, полная информационная тишина. На восстановление и монтаж новых передающих устройств

уйдут месяцы. Если не годы. Так что вооружай спасательные группы резаками, и пусть пилят под самое основание.

Герасимов попросил оператора соединить его с генералом Нифонтовым. И уже через несколько секунд из портативной рации он услышал голос начальника городского управления МЧС:

– Нифонтов на связи.

– Григорий Яковлевич, на какой отметке сейчас огонь?

– Ни 320-й. Прошел «катушку», кстати не задев ни аппаратную, ни рестораны.

– Вот с 320-й и приступайте к обрезке кабелей и фидеров.

– Не могу, Илья Артемович!

– Это почему?

– Энергоснабжение башни до сих пор не отключено. Что ж резаком по проводам, которые находятся под напряжением? Тут еще пожарные на лифтах катаются. Да и сам директор телецентра с президентом первого канала, на служебном лифте поднялись наверх. Даже найти их пока не можем.

– Григорий, пока дело до беды не дошло, срочно принимай все меры по обесточиванию башни. Срочно!

Он отключил рацию, положил ее на стол и посмотрел на Министра. Тот, понимающе заиграл желваками: мало того, что кого-нибудь из спасателей или пожарных могло смертельно долбануть током, но до сих пор включенные рубильники, грозили новыми замыканиями проводки на нижних этажах.

Министр выглянул из дверей штабного автобуса, посмотрел на ряд припаркованных на аллее черных машин.

– Гостей-то сколько понаехало! Что ж, надо пойти поздороваться. Ты уж, Илья, пока сам командуй.

Он спрыгнул с подножки, чуть ли не столкнувшись с начальником городской пожарной службы Ильичевым, который спешил в автобус. Что-то начал ему говорить, но Министр лишь показал большим пальцем через плечо на двери в салон: туда, мол, иди. Лишь, удаляясь в сторону правительственных машин, бросил:

– Координируйте свои действия с Герасимовым.

Главный пожарный присел на краешек стола:

– Асбестовая блокада на первой аппаратной не помогла. Там – дикая температура. Градусов под девятьсот. И это на открытом воздухе. Если попадет огонь в кабельные шахты, металл плавиться будет.

– Уже попал, – спокойно ответил Герасимов и вопросительно поднял глаза, – А что порошковые огнетушители не помогают?

– Да уже сотни три баллонов использовали. Как мертвому припарка. Вроде ликвидируешь очаг в одном месте, а огонь тут же в другом возникает. Тяга идет сильная снизу, вот и раздувает. К тому же фронт тушения ограничен до минимума. Двое пожарных льют пену, а остальные внизу стоят. Лестницы-то, двоим не разойтись. Если бы сразу толстым слоем с рукава или одновременно с десяти огнетушителей, то еще можно было бы загасить. А так метр за метром отступаем вниз по лестнице. Кабели рубить надо, Илья Артемович!

Герасимов резко поднялся:

– Так какого же хрена, вы до сих пор на лифтах разъезжаете? Мы с минуты на минуту отключим электричество, и ваши люди зависнут, а потом поджарятся. Этого хотите?

– Я дам команду, чтобы огнетушители поднимали пешим ходом.

– Давно пора.

Герасимов, больше ни слова не говоря, протиснулся между диспетчерским пунктом и пожарным, спрыгнул с автобуса и зашагал к входу в телебашню.

Оглавление | Назад | Следующая страница