Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 18.30 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6. | 7.

ГЛАВА 5

6.

Ждать объявления Корня не было смысла. После того, как Галину и остальных посетителей вывели из башни, прошло уже больше четырех часов. Когда вывели последнюю группу посетителей, она решила искать Корня среди толпы, которую в нескольких сот метров от башни, сдерживало милицейское оцепление. Женщина уже несколько раз обошла всю территорию телецентра, вглядывалась в лица зевак, которые не отрывали глаз от вырывающегося из башни пламени, и которым до ее горя совершенно не было дела. Куда интереснее – наблюдать за подъезжающими к телецентру служебными машинами и судачить о доселе невиданном «аттракционе», который в выходной день был кем-то устроен словно по заказу телезрителей.

Она, расталкивая многочисленных наблюдателей, дважды обошла вокруг башни, но Бориса так и не обнаружила. О том, что Корень мог просто удрать от нее, по-прежнему не хотела думать. Да и не было никаких причин, чтобы вот так, взять ее и после трех часов общения просто бросить. Зачем тогда Борису в течение трех лет было писать письма, называть ее самой любимой женщиной на свете и клясться в отчаянной и бескорыстной любви? Нет, что-то все-таки с ним произошло, и он до сих пор находится там, наверху. Может быть, потерял сознание в туалете и остался в кабинке? Может быть, встретил кого-нибудь из своих друзей-врагов, и между ними произошла ссора?

Одно теперь знала Галина, что о пропаже человека, который мог оставаться только в башне, необходимо поставить в известность пожарных и спасателей. Теперь только они могли отыскать и помочь ему, если случилась беда.

Но пробраться через милицейское оцепление обратно, к подножию башни, которое было окружено плотным кольцом пожарных автомобилей, не представлялось возможности. Мало того, сотрудники милиции продвигались все дальше и дальше от башни, занимали все новые позиции, оттесняя от места катастрофы самых отчаянных зрителей. Но ни стоять же, сложа руки!

Она бросилась к молодому офицеру в милицейской форме, схватила его за рукав.

– Помогите!

– Вы чего это гражданочка?

– У меня на башне муж остался!

– Какой еще муж? Всех посетителей давно уже вывели. Ищите своего супруга дома или где-нибудь здесь в толпе зевак.

– Нет его дома, и здесь нет. Он остался в башне. Пошел в туалет, а в это время всех стали спускать вниз. Я точно знаю – он там! С ним что-то случилось!

Офицер, видимо, о чем-то размышляя, буравил ее глазами, словно подозревал во лжи.

– Он что у вас, больной? Сердечник, эпилептик?

Галина разрыдалась:

– Сам ты эпилептик! Я не знаю, что произошло, но из башни он не вышел!

– Хорошо, хорошо, успокойтесь, гражданочка. Сейчас мы сообщим о вашем муже в штаб по ликвидации пожара.

Страж порядка несколько минут вел переговоры по рации. Потом, отдав распоряжение никого не пропускать в сторону телебашни, взял ее под руку.

– Пройдемте в штаб, там все и расскажете.

Она снова шла тем же путем, к тому самому «седьмому небу», к которому они всего лишь несколько часов назад радостные и влюбленные шли с Борисом.

Милиционер помог ей подняться по ступенькам в автобус, в салоне которого она увидела мягкий кожаный диван и несколько кресел, которые стояли вокруг длинного стола. В дальнем углу стояли два человека. Один в костюме, белой сорочке и галстуке, другой в синей форменной куртке, какие она видела на спасателях. Последний водил остро отточенным карандашом по линиям огромной план-схемы, на которой была изображена телебашня.

– Значит, пейджинговые антенны два дня назад были установлены на отметке 447 метров?

– Да там. И теперь я точно знаю и уверен, что там же произошло и замыкание. Или в самом коммутационном ящике или на стыке антенно-фидерной системы. Видимо, как говорят электрики, «имел место» нагрев кабеля. Монтировали излучатели специалисты с телеканала «Бюро ТВ». Как мне сообщили сегодня утром, антенны были установлены с нарушением техники безопасности. Без тепловых датчиков и системы охлаждения…

Милиционер, сопровождающий Галину, вежливо кашлянул, и обитатели вагончика тут же заметили гостей.

Садитесь, – показал Галине на мягкое кресло, человек в синей куртке, и сразу перешел к делу:

– Вы утверждаете, что ваш муж остался наверху? Откуда такая уверенность? Вот директор телебашни уверен, что все до одного посетителя были выведены в первые полчаса после пожара.

– Борис, за пять минут до эвакуации пошел в туалет.

– Как фамилия вашего мужа и где он работает?

– Коренев Борис. Он пока не трудоустроен, ищет работу.

– У вас документы имеются?

– Да, вот, паспорт.

Герасимов, взял книжицу, взглянул на первую страницу и посмотрел в глаза Галине:

– Муж – Коренев, а вы, значит, по паспорту Степанова, – он пролистал несколько страниц, – И вообще, тот факт, что у вас есть законный муж, в паспорте не значится…

Галина снова заплакала:

– Вы что, меня на допрос вызвали? Муж – не муж! Ну, жених это, жених! Да если бы и просто знакомый был, то что, пусть там и горит ясным пламенем? Вы что же думаете, что я сумасшедшая и ради собственного удовольствия морочу вам головы?

Спасатель протянул паспорт обратно:

– Хорошо, Галина Петровна, мы примем вашу информацию к сведению.

Он, глядя, как женщина вытирает опухшие от слеза глаза, носовым платком, не стал говорить, что ее жених Борис Корень остался, если таковой и в самом деле остался в «катушке, то уже или был мертвым, или же не имел никакой надежды на спасение. Огонь еще час назад пронзил смотровую площадку и рестораны и в данный момент бушевал над служебными помещениями, которые располагались на отметке 261. Даже если безработный жених не сгорел, то без сомнения, не имея ни кислородного баллона, ни противогаза давно уже задохнулся в наполненном химическими соединениями дыму. Впрочем, о погибших никаких пока сведений Герасимов не имел. А значит надежда, пусть даже совсем ничтожная, все же оставалось.

Оглавление | Предыдущая страница | Следующая страница