Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 21.15 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6.

ГЛАВА 6

1. Московское время 21.15

Сбить пламя, полыхающее между лифтовых шахт в антенно-фидерном секторе, было практически невозможно. И хотя пожарные, организовав на узкой лестнице огромную человеческую цепочку, из рук в руки бесперебойно передавали порошковые огнетушители, толку от них было мало. На ступеньках, в пяти метрах от которых и находился фронт огня, могли разместиться не более трех «тушил», которые активно поливали горящие словно порох кабели. Но больше десяти минут находиться рядом с очагом огня не могли даже самые выносливые, и потому пожарные тройки постоянно менялись. Рядом работали и два спасателя. Спиливали замочные петли, ломами взламывали шахтные двери, за которыми тянулись собранные в толстые пучки десятки километров кабелей и проводов, по прорезиненной и тряпичной обмотке которых пламя так легко и неумолимо наступало на людей. В каждом вскрытом дверном проходе, кабеля тут же и обрезались, летели вниз на этажные перекрытия, унося за собой и полыхающие куски и ошметки.

Климков, ожидая своей очереди, дабы через минуту-другую выйти на рубеж и занять место «поджаренных» и уставших товарищей, вытащил из кармана две аэрозольные гранаты. Он в общем-то нисколько не надеялся, что с их помощью можно будет хоть немного утихомирить огонь. Но когда подошла его очередь брать в руки огнетушитель, он поочередно запустил в пламя обе гранаты. Два гулких хлопка и сноп искр, разлетевшийся в разные стороны, известили, что гранаты достигли цели. Вырвавшаяся наружу углекислота, в два счета вытеснила из очага пожара кислород, и пламя заметно прижалось к полу и стенам. Климков с лицом победители посмотрел на своих коллег:

– Твою мать! Давно нужно было забросать огонь гранатами. Передайте по цепочки, чтобы подняли пару ящиков.

Но не успел он отдать приказание, как пламя вспыхнуло с новой силой. Огромная тяга подала снизу новую порцию воздуха, и теперь огонь загудел по всему кольцу башни. Климков, еще раз чертыхнувшись, нажал на рычаг огнетушителя, но, не выплеснув и половины его содержимого, отбросил в сторону. Теперь находиться даже в десяти метрах от пламени было не в человеческих силах. Увлекая за собой и коллег, он бросился вниз. И только пробежав несколько пролетов, натолкнулись на поднимающихся вверх спасателей.

– Вы куда это, мужики? Огонь-то вверху!

Лицо Климкова искривила гневная гримаса:

– Блин! Вверху! Он движется вниз как су

асшедший! Надо все кабеля резать! Все! Снизу доверху, на каждой этажной перемычке! А вы, бля, гуляете, как на экскурсии…

– Режут, режут, чего кричишь?

Климков вгляделся в измазанное сажей лицо спасателя и узнал начальника городской службы чрезвычайных ситуаций генерала Нифонтова.

– Товарищ генерал…

– Вы случайно второй пассажирский лифт нигде не встречали?

– Да разве он может двигаться? Энергоснабжение-то отключено! А что, вниз так и не пришел?

– Где-то застопорился. Дай бог, чтоб не в пожарной зоне…

– Да если даже застопорился. То ведь люди задохнутся! Хлорные газы от горящих фидеров клубами вверх поднимаются! Нам самим-то здесь дышать нечем…

Нифонтов, казалось, не услышал последних слов Климкова, и махнул рукой, призывая спасателей, стоящих за его спиной, следовать за ним.

– Там пекло, не пройдете, товарищ генерал!

Но Нифонтов и три спасателя уже скрылись за лестничным маршем.

Климков, раздумывая, несколько секунд смотрел на бетонную стену башни. Идти за спасателями? А чего ему с ними делать? Искать застрявший лифт с полковником Веригиным? Так, поиск и спасение не входит в его задачи. Его дело – тушить, остановить пламя.

Он снял каску, пригладил мокрые волосы и рукавом грубой куртки вытер пот со лба. На мгновение закрыл глаза: перед ним стоял Веригин и с мольбой в голосе просил: «Климков, поднимись со мной. Надо проверить пожарную установку…»

Он открыл глаза, и вместо лица полковника увидел своих коллег, двух моледеньких еще безусых сержантиков.

– Ну, чего на меня пялитесь? За мной, наверх, на подмену…

Он не успел договорить, как напротив него что-то громыхнуло, и тут же по бетонной стене с сатанинским скрежетом полетел вниз натяжной башенный канат. Обрывок, закрепленный на верхнем основании бетонного ствола медленно раскачивался вдоль стены.

– Что это, товарищ лейтенант? – с испугом в глазах посмотрел на него один из пожарных.

– Кажется, натяжной канат лопнул.

Грохот и скрежет точно такого же тембра теперь раздался за спиной, и летящий вниз конец оборванного каната, словно гигантский бич, громыхнул по перилам в метре от пожарных. В одно мгновение поручень согнулся в дугу, толстый металл лопнул в нескольких местах. Пожарные, по людской цепочке, передававшие огнетушители на верхние этажи, разом прекратили работу. Со страхом оглядывались по сторонам, словно стараясь угадать в каком месте и какой из натяжных канатов может разорваться в этот миг. Ждать долго не пришлось. Толстая струна хлопнула за дальним лифтом и громыхая по металлическому кожуху шахты устремилась вниз.

– Полундра, мужики! – закричал Климков, – Все вниз! Иначе нас здесь всех на мясо разрубит!

Он первый, перепрыгивая сразу через несколько ступенек устремился вниз по лестнице, слыша, как за его спиной зазвенели десятки тяжелых ботинок.

Пока они спускались, разорвались еще два каната, и Климков почувствовал себя в безопасности только тогда, когда ощутил под ногами залитые до щиколоток водой мраморные плиты холла телебашни. С потолков ручьями падала вода.

Он выскочил на улицу, без сил упал на зеленый газон. Рядом валились с ног и выведенные им из-под смертельной опасности мальчишки-пожарные.

Через минуту он заставил себя подняться и устремился к штабному автобусу. Ввалился в салон без всякого приветствия и чинопочитания. За столом увидел, склонившихся над чертежами людей.

– Там!.. – он ошалело переводил взгляд с одного человека на другого, – Там, внутри башни натяжные канаты рвутся! Как нитки!

Герасимов поднял голову:

– Знаем, только что сообщили. Ну и что теперь?

– Так, если все лопнут, башня рухнет! А там… там, люди…

– Успокойтесь, лейтенант. Башня не рухнет. Вы свободны.

Климков соскочил с подножки автобуса, огляделся и, увидев, на газоне бочку с питьевой водой, направился к ней. Долго лил влагу из пластиковой бутылки себе на шею, пока не почувствовал, как кто-то несильно дернул его за рукав. Он оглянулся и увидел тревожное лицо Веригина. Только не полковника, а его сына, лейтенанта.

Климков бросил на газон пустую бутылку, выпрямился, ожидая вопросов.

– Климков, ты когда последний раз отца видел?

Он недоуменно передернул плечами:

– Не знаю, я вообще потерял счет часам и минутам.

– Мне сказали, что он тебя о чем-то просил?

– О чем он меня мог просить? Его звание и должность позволяют только приказывать. Так вот, никакого приказа я от него не получал.

Лейтенант Веригин, понимая, что доверительный разговор не клеится, поднял голову и посмотрел на верхнюю часть ствола башни.

– Ты знаешь, что лифт, в котором они находились, не дошел до верхней отметки? Где-то застопорился.

– Слышал.

Веригин нервно вздохнул, потер ладонями небритые щеки.

– Климков, можно тебя спросить откровенно?

– Ну…

– Почему ты не поехал с отцом? Он же тебя просил помочь?

– Откровенно? Тогда было бы одним трупом больше.

– Ты струсил, Климков! А ведь если бы в лифте вместе с отцом был не старик-сантехник, и не девочка-лифтер, а здоровый, такой как ты, мужик, вы бы, наверняка, смогли что-нибудь придумать.

– Что, что можно придумать в подвешенном состоянии, когда снизу тебя поджаривают как шашлык? Двери оттянуть? Так наткнешься на металлический кожух шахты. Потолок разнести? Ну, вылезли бы на крышу, а дальше что? Ползти вверх по канатам? Но у меня нет способностей мартышки. Можешь, что хочешь думать обо мне Кирилл, но твой отец был не прав. По технике безопасности во время пожара вообще нельзя было подниматься на лифте.

– Но если бы они перетаскивали асбестовые плиты по лестнице, то вообще бы ничего не успели!

– Они и так ничего не успели! Ни-че-го! Кроме одного: нелепо угробили свои жизни. Разве не знаешь, что плиты, из которых была сделана перемычка, прогорели за полчаса! Да и система пожаротушения, которую он отправился осматривать, не помогла бы! Потому что та система – прошлый век! Даже если бы она исправно качала воду, пожар бы не остановился! И ты сам, Кирилл это прекрасно знаешь.

Поняв, что с разъяренным от горя Веригиным, который в гневе ничего не хотел понимать, разговаривать было не о чем, Климков повернулся и зашагал прочь. Туда, где рядом с его машиной на газоне отдыхала группа пожарных. Он вглядывался в лица «тушил», но не увидел ни Гречишина, ни Скрипника. «Черт бы их побрал! – чуть шевелил губами Климков, – Брандспойт в руках еще крепко держать не научились, а все туда же – спасать полезли!»

Надо было снова идти в штабной автобус и доложить, что сержант Гречишин и старшина Скрипник, из башни не выходили вот уже около двух часов.

Оглавление | Назад | Следующая страница