Главное меню


Книги

Сценарии

Статьи

Другое


 


Сергей Романов

Член Союза российских писателей




Художественная литература

БАШНЯ


Оглавление | 1. Московское время 21.15 | 2. | 3. | 4. | 5. | 6.

ГЛАВА 6

6.

В наполненном сажей едком дыму ничего не было видно. Ни потолка, ни стен ресторана, ни стоек бара. Достав из холодильника три бутылки с холодной минеральной водой, Корень с протянутой вперед рукой, дабы не натолкнуться на разбросанные во время эвакуации на полу столы и стулья, отправился в обратный путь. Добравшись до места, он открыл пробку, и протянул минеральную, х

лодную воду девушке. Затем открыл еще одну бутылку, сделал глоток и поднял ее над собой. Холодная влага струилась по волосам, стекала за воротник. На какое-то время Корню даже показалось, что дышать стало легче. Она же, свежая, минеральная струя, и надоумила Корня снова подняться и отправиться в туалетную комнату.

– Вы куда, Борис? – не без страха в голосе спросила Жанна.

– Знаете, Жанночка, если в водопроводе до сих пор имеется вода, то все краны стоит открыть.

– Зачем?

– Свежее станет. Во-первых, у воды есть способность поглощать сажу и пыль. Вы ведь, когда дома пол подметаете, смачиваете веник? А, во-вторых, – он закашлялся и снова плеснул на голову минералку, – пусть вся вода из открытых кранов течет вниз. Тем самым, мы можем создать хоть какое-то сопротивление наступающему на нас пламени.

– Вы думаете, огонь поднимается вверх?

– Он не может не подниматься. Мощная тяга, которая существует в башне, несет искры вверх. Наверняка, под нами что-то горит. Иначе бы здесь не было столько сажи и дыма.

И Корень скрылся в черном тумане.

Добравшись до ванной комнаты, он повернул вентиль первого крана, и вода с шипением ударилась в стеклянную импортную раковину. Но Корня не устраивало то, что влага через отверстие попадала сразу в канализацию. И чтобы не открывать все краны и не срывать со стен дорогостоящие раковины, он решил найти трубопровод. Если удастся открутить или на худой случай сорвать с резьбы основную трубу, по которой вода подается в рестораны, туалетные комнаты и служебные помещения башни, то мощный поток хлынет на пол. Через несколько минут поиска он обнаружил центральный вентиль в самой углу туалетной комнаты. Вцепившись в трубу, несколько раз дернул ее руками. Но убедившись, что таким образом с ней никак не сладить, снова направился в ресторан. В ящиках за стойкой бара кроме ножей, вилок и ложек он ничего подходящего не нашел. Зато, выйдя из-за прилавка, споткнулся и перелетел через высокий круглый табурет с крепкими хромированными ножками. Растирая ладонью ушибленный при падении лоб, Корень вполголоса виртуозно выругался. Но тут же, забыв о шишке, схватил его и устремился к туалету. Две ножки высокой банкеты он просунул между стеной и трубопроводом. Уцепился за край сиденья и, что есть силы, дернул табурет на себя. В следующую секунду он отлетел в противоположный угол туалета и тут же сотни крупных брызг, разлетавшихся во все стороны от потолка, обдали его с головы до ног. Из сорванной трубы била вверх мощная струя воды

… Жанна по-прежнему сидела на стуле и, как показалось Корню, совсем не дышала. Он тронул ее за руку, и девушка открыла глаза. Баллон с кислородом лежал около ее ног.

– Борис, – она протянула ему маску, – мне кажется, кислорода почти не осталось.

Он поднял облегченный баллон и снова поставил его на пол.

– Мы задохнемся, Борис?

Он уловил дрожь в ее голосе, нагнулся и отчетливо увидел ее испуганное лицо девушки.

– Еще чего!

Она, тяжело дыша, приподнялась со спинки стула, зажала ладонями лицо:

– Какая глупая смерть!

– Ну, чего ты паникуешь. Мы еще поживем! Возьми кислородную маску.

– Внизу пожар, – она уже тихо плакала, – К нам никто не придет на выручку.

– А мы что, будем сидеть, сложа руки? Ну, уж нет!

Он стукнул кулаком в оконное стекло.

– Мы сейчас, Жаночка, оконца откроем. Благо, на них решеток нет. Знаешь, с решеткой сложнее дело иметь, чем со стеклом. Я это по своему личному опыту знаю. Причем, многолетнему.

Теперь он, что есть силы, барабанил обеими руками в окно, которое отвечало лишь глухими звуками.

– Ну, что ты, Боря, стекло ни за что не выбить. Оно прочное. Может быть, даже пуленепробиваемое.

– А мы его сейчас табуреточкой. Табуреточка – тоже прочная! Тяжелая, металлическая! Я в этом, милая моя Жаночка, несколько минут назад уже убедился.

По полу, уже изрядно залитому водой, Корень снова устремился к туалетной комнате, где оставил свой «инструмент».

Еще через минуту недалеко от себя она услышала уже не глухие, а резкие и звонкие удары. До нее долетал и прерывистый голос Корня:

– И раз! И два! И…

Послышался звон разбившегося и упавшего на пол стекла. Наполненный угарным газом и сажей дым, до сей минуты без движения висящий в воздухе, вдруг резко колыхнулся.

– И раз…

Стекла на пол посыпались градом, и в зал ресторана ворвался свежий воздух. Но она, уже теряя сознание, лишь почувствовала, что кто-то старался сначала поднять ее за руку.

Оглавление | Предыдущая страница | Дальше